15:1025.11.13

Словарь коррупционера нужно дополнить перечнем жестов

Словарь коррупционера нужно дополнить перечнем жестов

Чиновник, желающий получить взятку, найдет способ донести до посетителя "нужную информацию". Даже если будет старательно избегать выражений, включенных в Словарь коррупционера.

Так блогеры уже окрестили список запрещенных слов, который составили в Мурманской области. Вне закона теперь такие характерные чиновничьи жаргонизмы, как "вопрос решить трудно, но можно", "спасибо на хлеб не намажешь", "договоримся", "нужны более веские аргументы", "нужно обсудить параметры", "ну, что делать будем?".

Памятка входит в курс дистанционного обучения по противодействию коррупции. Но зачем принимать нормативные акты, которые не будут работать, задается вопросом декан Международного института государственной службы и управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации Игорь Барциц. С ним мы говорим о лингвистических табу, коррупции в детском саду и "тупых законах".

По логике нашей жизни тут же появится какой-нибудь "эзопов язык", который поможет донести до посетителя, что и в каком количестве потребуется, чтобы "решить вопрос"...

Игорь Барциц: У нас многонациональная страна. Допустим, запретим фразы на русском языке, перейдут на национальные языки. К слову, многие с улыбкой воспринимают мурманский "список", а ведь это лишь повтор "Обзора рекомендаций по осуществлению комплекса организационных, разъяснительных и иных мер по недопущению должностными лицами поведения, которое может восприниматься окружающими как обещание дачи взятки или предложение дачи взятки либо как согласие принять взятку или как просьба о даче взятки", выпущенного в марте этого года минтрудом.

Мурманская область не придумала ничего нового, она просто детально повторила рекомендации министерства. А могли бы быть пооригинальнее, адаптировали бы их под условия Крайнего Севера. Добавили бы федеральный список табуированных слов и жестов особыми, свойственными только северянам, выражениями или, напротив, защитили бы свои, исконно поморские слова и выражения, которые в Центральной России могли быть истолкованы коррупциогенно.

Например, полагаю уместно особо разрешить государственным служащим Мурманской области употреблять многозначное слово "грабилка" (по первому значению - приспособление для сбора северных лесных ягод).
Но ведь и слова произносить не обязательно, можно, скажем, потереть большой палец об указательный. А потом на бумажке написать несколько цифр... И всем все станет ясно...

Игорь Барциц: Кроме этого можно запретить поправлять волосы в ходе беседы с гражданами, почесывать левую руку, шевелить ушами, подмигивать левым (а равно и правым) глазом. Перечень жестов, которые могут привлечь или отвлечь внимание гражданина либо быть двусмысленно истолкованы, можно продолжить. С особым интересом буду ожидать развития этой инициативы в субъектах Российской Федерации, в которых государственные служащие используют иные языки. Думаю, можно объявить сбор жестов и выражений, которыми обогатится перечень минтруда в различных регионах страны.

Как вы считаете, возможно создать такую памятку для чиновников, которая учтет все возможные ухищрения коррупционера?

Игорь Барциц: Попытка сочинять нечто подобное для нашей страны не нова. Еще в советские времена английские юристы шутили над советскими коллегами: дай им волю, они подробно пропишут, какой ботинок чиновник должен шнуровать первым по утрам - левый или правый. В какой-то мере мы подошли уже к этому этапу. И я готов был бы согласиться с таким подходом, если бы не должностной парадокс: чем жестче регламентируется деятельность государственного служащего, тем больше у него оснований прикрыть инструкцией свою бездеятельность и равнодушие к обращениям граждан.

Нужно понимать, что есть такие ситуации и такие отношения, которые урегулировать нормативными актами невозможно. Есть предел нормативного регулирования. Когда юристы или бюрократы, в благом желании прописать в законах все и вся, его переступают, тогда-то и возникают юридические курьезы. Если очевидно, что правовой акт применим в реальной жизни быть не может, то его лучше и не принимать.

То есть бороться бесполезно? А ведь уже в саду детишки перенимают у взрослых коррупционные замашки: задабривают воспитателей подарками, выторговывают льготы и поблажки...

Игорь Барциц: Вы очень четко подметили: вопрос здесь не столько правового регулирования, сколько образа жизни. Его формирование - задача воспитания и образования. Есть такое понятие - "ситуация-ловушка". Например, в 90-е годы, в начале нулевых, мы с вами были в так называемой налоговой ловушке. Что это такое? Когда не платить налоги было выгоднее, чем платить. Да, тебя могут поймать, наказать, но все равно, если ты платишь налоги, оказываешься "белой вороной", проигрываешь в конкурентной борьбе, теряешь деньги.

Ситуацию с налогами с помощью разумной политики удалось выправить, и сейчас все-таки выгоднее платить налоги, нежели не платить.

Сейчас мы в новой "ловушке" - коррупционной. Не даешь и не берешь взятки?

Встанешь перед выбором: либо воспринимать коррупционные механизмы и тогда будет легче системно работать, легче решать какие-то вопросы, либо противостоять этой системе. В последнем случае можешь оказаться не у дел, вне мейнстрима - экономического и управленческого. Это вопрос среды, образа жизни, атмосферы в обществе. Разве можно с этим справиться, составив список коррупционных слов и выражений? Он вызовет только улыбку и желание дополнить его не менее курьезными примерами.

Действительно, попытки исправить нравственность с помощью формальных инициатив больше рассчитаны на реакцию СМИ. Резонанс таким темам (списки запрещенных слов, дресс-коды для православных и т.д.) гарантирован...
Игорь Барциц: Это интересно, можно улыбнуться. Но ведь цель деятельности органов власти и нормотворчества все-таки не публичное обсуждение и хорошее настроение граждан, а правовой эффект.

Что же касается образа жизни и атмосферы в обществе и в системе управления, то желание достичь результатов посредством только запретов и ограничений выглядит несколько наивным. Поэтому нужны образовательные программы по воспитанию корпоративной этики, культуры поведения управленца, госслужащего, преподавателя, врача, священнослужителя, журналиста, продавца или сантехника, - кого угодно.

Урегулировать все это нормативными актами не смогут даже самые изощренные правоведы. Мы не можем прописать каждый шаг человека.

Давайте будем справедливы: курьезные законы придумывают не только в России...

Игорь Барциц: Действительно, примеры курьезных нормативных актов часто дают страны с прецедентной правовой системой. США, Великобритания и Канада известны обилием так называемых dumb laws ("тупых законов"). К слову, многие из них в тоже время при внимательном прочтении не лишены разумного начала. Скажем, власти провинции Саскачеван, видимо, в помощь невнимательным родителям запретили детям появляться на улице в ботинках с развязанными шнурками.

Ну а если серьезно, в чем смысл мурманского перечня?

Игорь Барциц: Что касается рекомендаций минтруда и органов юстиции Мурманской области, их небесполезно изучить. Да, современный государственный служащий должен быть сдержан, корректен, честен. И разговоры с посетителем о личных проблемах и переживаниях выходят за пределы допустимых рамок общения. Если и есть необходимость отвлечься от существа вопроса, то для такого случая существует тема погоды, благо, она редко бывает хорошей.

Поделиться: