16:2006.12.13

«Газпром» и «Роснефть» обяжут покупать российское оборудование для шельфа

«Газпром» и «Роснефть» обяжут покупать российское оборудование для шельфа

Комитет по энергетике Госдумы и Союз производителей нефтегазового оборудования (СПНО) разрабатывают пакет поправок в законодательство, после принятия которых «Газпром» и «Роснефть» будут обязаны закупать российское оборудование для разработки шельфовых месторождений.

Норматив для шельфовых проектов предлагается сделать или фиксированным (от 30 до 80% в зависимости от проекта и видов работ), или индивидуальным для каждого из проектов «Роснефти» и «Газпрома».

Как сообщил «Известиям» президент СПНО Александр Романихин, пакет документов разрабатывается при участии депутатов, промышленников, нефтегазовых компаний и отраслевых организаций. До конца этого года инициативы будут представлены в правительство.

Сейчас законодательно обязательная норма по приобретению отечественного оборудования разработчиками шельфа не прописана. Заказчики готовы приобретать его внутри страны, но российским заводам приходится конкурировать с иностранными компаниями по цене-качеству и срокам изготовления техники.

По мнению Романихина, без закрепленной в законе нормы компании, обладающие правом разработки шельфа («Газпром» и «Роснефть»), предпочитают ввозить в страну преимущественно импортное оборудование. Оно часто превосходит российское по качеству и иногда по цене.

- Но поскольку нефтегазовое машиностроение - стратегическая отрасль промышленности, то, отказываясь от российской техники, мы ставим себя в зависимое положение от технологий зарубежных производителей. Это все равно, что покупать танки в Америке. Мы спонсируем их экономику, в то время как российская нефтегазовая промышленность погибает без заказов, - сравнивает Романихин.

На словах нефтяники не против введения нормы приоритета продукции российской промышленности для шельфа. Но предлагают сделать это поэтапно.

По мнению начальника управления закупок нефтесервисных услуг «Газпром нефти» Радифа Туктарова, наиболее предпочтительно было бы вводить ее в течение 10 лет.

- Если в 2015 году эта норма может быть всего 5% от общей доли оборудования и услуг, то к 2030 году она может вырасти до 90%, причем без ущерба для сроков и качества разработки морских месторождений, - отмечает Туктаров.

Он считает, что с появлением такой процентной нормы в целях сохранения своей доли участия в проектах на российском рынке иностранным компаниям будет выгодно открывать свои сервисные центры и предприятия в России, создавая в регионах рабочие места. 

Станислав Кемишис, заведующий сектором научно-технических центров департамента добычи «Роснефти», полагает, что вводить такое нормирование рано. Ведь отечественная промышленность пока не сможет обеспечить потребности всех шельфовых проектов в стране необходимым оборудованием. А при отсутствии проверенных технологий заказчики могут столкнуться со срывами сроков выполнения работ.

- Сначала нужно составить перечень всех шельфовых подрядчиков и понять, какую часть работ они действительно готовы взять на себя, - говорит Кемишис.

При этом он не против введения нормы обязательного российского участия в поставках оборудования для шельфа, как только будут решены эти проблемы.

Директор центра морских месторождений нефти и газа «Газпром ВНИИГАЗ» Марат Мансуров полагает, что нормами участия отечественной промышленности в проектах разработки шельфа профильные предприятия не реанимировать: для этого необходимы инфраструктурные изменения. А самое правильное - это позволить компаниям конкурировать друг с другом на рыночных условиях.

Советник Аркадия Ротенберга, президента компании «Стройгазмонтаж», Александр Карасевич отмечает, что плохое оборудование не купят, какую бы норму российского участия не вводили.

Карасевич предлагает отечественной промышленности перенимать опыт Китая, который закупает патенты на изготовление продукции и права на ее производство, но не изобретает уже существующие где-то технологии.

- Россию нельзя превращать в полигон для апробирования непроверенного ранее оборудования, поскольку любые его сбои чреваты многомиллиардными убытками и даже катастрофами, - считает советник Аркадия Ротенберга.

Комитет по энергетике Госдумы и Союз производителей нефтегазового оборудования не первыми задумались о необходимости введения приоритета использования российской продукции.

В прошлом году Минпромторг направил в правительство Стратегию локализации производства оборудования и развития нефтегазосервисного сектора для шельфовых месторождений до 2020 года. Объем спроса «Роснефти» и «Газпрома» на оборудование в документе оценивался в 124 млрд рублей. При этом чиновники отметили, что российские машиностроители не готовы полностью удовлетворить этот спрос. Стратегию так и не одобрили.

Некоторые компании уже сейчас готовы закупать больше российской техники, чем импортной. Глава «Роснефти» Игорь Сечин говорил, что из $500 млрд запланированных компанией инвестиций в оборудование и обустройство шельфовых месторождений на долю российских производителей придется $400 млрд. Однако сейчас выполнить это обещание на деле непросто.

По нормам 223-го закона «О госзакупках» «Роснефть» наряду с другими компаниями обязана закупать необходимую ей продукцию на тендерах, где главным критерием для победителя является цена лота.

- Если на тендер выходят российская и японская компании и продукция японской - в два раза дешевле, то непонятно, чем должна будет руководствоваться «Роснефть» - действующим законом «О госзакупках» или нормой по фиксированному проценту российского оборудования на шельфе, - задается вопросом сотрудник «Роснефти».

Однако инициаторы поправок в законодательство о разработке шельфа пока не планируют предлагать поправки в 223-й закон.

Поделиться: