14:0018.12.13

Интернет-страница станет недоступной по требованию Генпрокурора

Интернет-страница станет недоступной по требованию Генпрокурора

Интернет-страница, разместившая информацию с призывами к массовым беспорядкам, к участию в террористической деятельности или провоцирующая разжигание межнациональной и межконфессиональной розни, может быть немедленно закрыта, а информация удалена. И даже без решения суда. Достаточно будет и заявления в Роскомнадзор Генпрокурора или его заместителей о принятии мер по ограничению доступа к сетевым ресурсам, распространившим противоправную информацию.

Такое право прокуроров прописано в законопроекте либерал-демократа Андрея Лугового, принятом вчера Госдумой в первом чтении.

Реакция на заявление прокурора должна быть быстрой. Роскомнадзор передает требование о принятии мер к правонарушителям по системе взаимодействия с оператором связи. Провайдер уведомляет владельца информационного ресурса об обязанности удалить незаконно размещенную информацию и ограничить доступ к ней, что тот незамедлительно и должен исполнить. Таким образом, по мнению Лугового, "создается реально работающий механизм защиты общества от противоправной информации, распространяемой в Интернете, призывающей к массовым беспорядкам, сеющей религиозную и национальную рознь".

Председатель Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Алексей Митрофанов назвал эти ограничения абсолютно оправданными и рекомендовал госвласти увеличивать скорость принятия решения в подобных случаях адекватно тому, как растет скорость распространения вредной информации. В ближайшие пять лет, прогнозирует глава комитета, "люди даже в самых отдаленных местах будут иметь доступ к быстрому Интернету".

"Последние события в Бирюлево показали, как быстро провели координацию группы, которые действовали в экстремистском ключе, используя даже не социальные сети, а ресурс, который совершенно для другого предназначен", - напомнил Митрофанов.

И сделал вывод: поэтому проект закона и требует немедленного реагирования и последующих твердых действий. А профильный комитет готов подготовить документ ко второму и окончательному третьему чтению в оставшиеся несколько дней осенней сессии, чтобы 1 февраля он заработал. Правда, Митрофанов не скрыл, что есть в законопроекте некоторые технические "нюансы", которые следует поправить.

"Справоросс" Олег Нилов засомневался, что предусмотренными в законопроекте мерами возможно вычистить Интернет, где "уже сегодня огромное количество мусора, можно сказать, вредного". Не получится ли, что очистные работы будут "выборочными"? А коммунист Владимир Федоткин предположил, что нужны какие-то специальные органы, которые бы смотрели, какая информация вкладывается в головы, особенно молодежи, и к чему это приведет с точки зрения безопасности России". За рубежом,по сведениям Федоткина, такие органы есть.

"А кто будет определять, экстремизм это или нет, от кого пойдут первичные сигналы?" - вернул коллег к дискуссии по законопроекту Валентин Романов. "Речь идет о Генеральном прокуроре и его заместителях. Вы понимаете, что они будут трактовать на самом высшем уровне ситуации, связанные с экстремизмом", - пояснил Митрофанов, подчеркнув, что времени на поиск определений у нас нет: "Пока мы будет рассуждать, что есть экстремизм, будут быстро распространяться призывы к насильственным действиям". "Мы прекрасно отделяем их от политической публичной работы", - заверил сомневающихся глава профильного комитета.

"А если эти призывы появляются на сайтах других государств? Кому Генпрокурор должен направлять свое представление?" - заволновались думцы.

Но Митрофанов напомнил, что "соответствующие организации" сейчас работают не в изоляции , они переплетены, у них есть связи, поэтому вопросы могут решаться и в этом случае. Не всех это убедило. Тем не менее 307 парламентариев проголосовали за законопроект.

 

Поделиться: