10:2403.02.14

Наша валюта будет слабеть, чтобы стать сильной и избавить рынок от засилья импорта

Наша валюта будет слабеть, чтобы стать сильной и избавить рынок от засилья импорта

Почему? Рубль переоценен. "РГ" писала об этом и в 2012, и в 2013 годах. Чтобы понять это, достаточно простой арифметики.

В 2000-2013 годах цены в России выросли в 3,7 раза. Примерно на столько же, в силу инфляции, увеличились рублевые издержки на производство. Чтобы российский экспортер извлек из долларовой выручки ту же прибыль, что и в 2000 году (при стабильности мировых цен), курс рубля должен упасть в 3,7 раза. Но он не падал!

В конце 2000 года за доллар давали 28,2 рубля. В конце 2013 года его официальный курс - 32,7 рубля. Разница всего лишь 16 процентов. Для нефтяников и газовиков - все это нипочем. Мировые цены на нефть за это время выросли в 3,2-3,5 раза. Взлет долларовых цен на сырье "съел" потери от того, что рубль стоял как твердыня. А вот мировые цены на вооружение и другую продукцию с высокой степенью обработки не эластичны к рублевой инфляции. Они растут на 1-3 процента в год.

Это значит, что где-то с 2003 года эффект девальвации рубля 1998 года был исчерпан, и высокотехнологичный экспорт стал убыточен для России. Валютная выручка все меньше покрывала растущие в меру инфляции рублевые издержки заводов обрабатывающей промышленности, работающих на экспорт.

Есть еще такие. Эти заводы сползали к убыточности. Их убытки, вызванные деформациями валютного курса, приходилось закрывать разовыми вливаниями из бюджета.

Зато стал очень выгодным импорт в Россию. Он кладет на лопатки любые попытки заместить его товаром, произведенным внутри страны. Предположим, что два одинаковых двигателя стоили в России и за рубежом в 2000 году одинаково. В 2010 году рублевая стоимость мотора, произведенного в России, должна быть в 3,5 раза выше, а цена его зарубежного аналога - только в 1,2-1,3 раза. Какой же из поставщиков победит?

На языке экономистов все это называется "разрыв реального и номинального эффективного курсов национальной валюты". В России он уникален по величине: в 10-15 раз больше, чем в Китае или еврозоне. Он убивает экспорт техники, зато вздувает любой импорт и не дает заместить его чем-то отечественным. Сильный рубль делает импорт "бус и огненной воды" против сырья сверхприбыльным.

Но мы упорно стоим за крепкий рубль. Мы считаем, что такая валюта - символ государственности. Тяжелая валюта - наше все, наша фобия с советского времени, даже если это невыгодно и невозможно в условиях высокой инфляции внутри страны. Банк России держал рубль, как мог, как регулятор, как крупнейший продавец и покупатель на валютном рынке, способный прямо влиять на цену товара. Это называлось валютными интервенциями.

Но 2013 год подвел рубль ближе к тому краю, когда его невозможно удержать от ослабления. Резко замедлилась экономика. Обозначилась тенденция к падению мировых цен на сырье. Много денег экономике раньше давало превышение экспорта над импортом товаров и услуг. Но в 2013 году положительное сальдо текущего счета платежного баланса сократилось в 2,2 раза, до 33 миллиардов долларов.

Эти деньги не остались в экономике, они были отправлены за границу. Чистый вывоз капитала из страны вырос в 1,6 раза, до 43 миллиардов долларов. На пару десятков миллиардов долларов упали валютные резервы страны. Всем нужны были доллары и евро на вывоз. Рубль был выставлен на продажу. В такой ситуации он не может укрепляться, только - снижаться.

В апреле-декабре 2013 года Банк России еще боролся против падения курса национальной валюты. Продавал доллары и евро (до 30 миллиардов долларов), чтобы купить рубли. Тем самым поддерживал нацвалюту. Когда что-то покупаешь, курс растет, продаешь - наоборот. Когда такой главный покупатель уходит с рынка, цена товара падает. Особенно, если все понимают, что цена товара искусственно завышена.

Именно так и произошло. В начале года ЦБ помахал всем ручкой и гордо удалился с рынка, пообещав, если что, вернуться. Сами здесь разбирайтесь и находите точку равновесия.

В ответ рубль ушел в штопор.

Весь российский народ и банки начали дружно играть против него. Подоспели и нерезиденты из тех, кто ищет что-то погорячее. Пришел час спекуляции. В конце января валютные торги на Московской бирже были в 2-3 раза выше обычных объемов. Срочный рынок по валюте ставил рекорды оборотов и открытых позиций.

Был ли это единственный сценарий "свободного плаванья" рубля? Конечно, нет. Отрыв рубля от его реального курса зашел настолько далеко и продолжался так долго, что ослаблять его Центральный банк должен был бы очень осторожно, может быть, не за один год, хитро запутывая то, что он делает, как заячьи следы.

Ни в коем случае, не уходя с рынка, притормаживая на крутом склоне, как это делает опытный водитель. В полной мере участвуя валютными интервенциями в том, чтобы рынок не сорвался в спекуляцию, в массовую атаку всех против рубля.

Этот сценарий пока не реализован. Вопрос - что дальше?

Дальше все как обычно. Борьба разума и амбиций, реальности и желания сделать все правильно, "по рыночному", путем свободной игры сил рынка даже тогда, когда нужно срочное хирургическое вмешательство от имени государства, чтобы люди и рынки не пошли вразнос. И еще много слов. Фантастические версии о том, что чужие валюты виноваты.

Заверения, что скоро рубль отыграется. Уговоры, что рублевые доходы нужно копить только в рублях, и ну его, рубль, пусть падает. Тысяча речей как причина того, что народ ускоряет свой бег к обменным пунктам.

Мы на развилке дорог.

Если победит прагматизм, то Банк России вновь войдет большими шагами на валютный рынок - явно, сделками, или скрыто, договоренностями - и всех быстро успокоит. Нацвалюта встанет на 35-36 рублях за доллар. А дальше начнется длинный путь "два шага вперед, один назад" в медленном ослаблении рубля, когда никто не знает, выиграет он или проиграет в ближайшие полгода. К концу года можем увидеть значения под 40 рублей за доллар.

Но, может статься, что всех переборет настрой на то, чтобы делать все "по взрослому", как на Западе, пусть рынок сам находит курс рубля, а Банк России будет вмешиваться, но только тогда, когда уже не станет мочи терпеть. Тогда нас ждет минное поле. Наступит время, когда никто не скажет, кто и на каком уровне остановит прыжки рубля по нисходящей на рынке, который, кажется, сошел с ума.

Кончится это громкими неприятностями. Если телегу пустить с горы и сказать ей: "Встретимся внизу!", то она точно разобьется.

Что бы ни случилось, рубль уже "дернулся" вниз и вряд ли вернется обратно, поэтому пора считать, кто выиграет от этого, а кто будет в безусловном проигрыше.

Если рубль будет сдавать по-тихому, то это может принести реальные плюсы для российской экономики. Удастся обойтись без инфляционной вспышки. Станет намного выгоднее экспорт. Особенно для продукции с высокой степенью обработки. Оживет бюджет, поскольку очень высокая часть его доходов основана на нефтегазовом экспорте и валютной выручке.

Номинально в рублях эти доходы станут значительно выше. Намного легче будет заниматься "импортозамещением". Импортировать может стать дороже, чем производить внутри России. Для иностранцев станет дешевле российская рабочая сила, и это значит, что мы станем чуть-чуть конкурентоспособнее для прямых инвестиций из-за рубежа. Мы очень нуждаемся в этих инвестициях для модернизации.

Мы с вами станем беднее за границей. Все там станет для нас дороже. А если рубль не угомонится и будет также энергичен, как в январе, то не миновать и скачка внутренних цен. Доля импорта в лекарствах - около 70 процентов, в говядине, молоке - 60, сырах - 50, свинине - 30, кожаной обуви - 90, в потребительской технике - от 50 до 100 процентов и так далее. Новые ценники - прежде всего там. Главная опасность - вернуться к двузначным величинам падения рубля к доллару и роста цен.

Многое в будущем курсе рубля зависит и от глобальных факторов. Мы очень зависим от мировой экономики. На ЕС приходится 50 процентов внешнего товарооборота России. Если сбудутся прогнозы об экономическом оживлении ЕС в 2014 году, то вслед за ЕС разгонятся страны СНГ, мы вновь выйдем на темпы 2,5-3 процентов и попадем в мир победных реляций об ускорении и выходе из тупика.

Сократится вывоз капитала, улучшится торговый баланс. Намного спокойнее станет в валютной сфере. Вероятность этого сценария - 70 процентов.

Второй сценарий очень неблагоприятный (вероятность - 30 процентов). Финансовый рынок США перегрет, а значит, в момент прекращения так называемых денежных облегчений, глобальным финансам грозят острые шоки. И эти шоки, финансовые инфекции - могут прийти в Россию уже в 2014 году. Это означает укрепление доллара США, снижение цен на энергоресурсы и металлы.

В этом случае мечтать о плавном снижении курса рубля будет поздно, надо будет просто выживать.

Третий сценарий находится на более длинных временных горизонтах. Это прогноз вытеснения России с рынка энергетического сырья в Европе, сланцевая революция, превращение США в экспортера энергоресурсов к 2020 году, рост энергоэффективности в Европе, диверсификация источников энергии в ЕС.

Наконец, многолетнее укрепление доллара по отношению к евро, которое будет гнать вниз мировые цены на сырье. Это очень серьезный вызов: то облегчение, которое мы можем получить в 2014 году, будет позже, год за годом все больше перекрываться негативными эффектами.

За этим сценарием стоят серьезные потрясения в валютной сфере. Все будет зависеть от нашей способности использовать девальвацию рубля, если она состоится, и другие сильные лекарства для ухода от сырьевой модели экономики.

Вопрос автору
Яков Моисеевич, так что же в этой ситуации нам делать со своими деньгами?

Яков Миркин: Просто жить по обстоятельствам. Пытаться не терять активы, но и не гонять их туда- сюда, из рублей в доллары, а потом опять в рубли. Больше потеряем на разнице при обменах.

Не пытаться переиграть рынок и заработать. Не получится, это поле для больших игроков. Стараться смотреть вперед, что будет с курсом рубля, и держать доходы и расходы, имущество таким, чтобы общий валютный риск был меньше. Самая лучшая валюта - образование и здоровье. Чем больше разных активов, в разной валюте, кирпичах и земле удастся удержать, тем устойчивее лодка.

 

Поделиться: