10:2305.02.14

Гражданин вправе затребовать судебное решение, позволившее прослушивать его разговоры

Гражданин вправе затребовать судебное решение, позволившее прослушивать его разговоры

Верховный суд России подтвердил право граждан знакомиться с решениями судов, дающими добро на проведение в отношении этих самых людей секретных операций. Например, прослушки. Как подтвердила высшая судебная инстанция, действующая инструкция спецслужб об организации оперативно-технических мероприятий не препятствует такому знакомству.

Обжаловать один из конфиденциальных документов спецслужб пытался бывший вице-губернатор Челябинской области Виктор Тимашов, который сейчас отбывает наказание в одной из колоний. В 2010 году его осудили на 10 лет по обвинению в крупной взятке. Экс-чиновник вину не признал, и, по данным прессы, до сих пор не признает.

А в суде он хотел доказать, что тайные операции спецслужб в его адрес были проведены с нарушениями. Значит, полученные с их помощью улики должны быть признаны недопустимыми.

Сделать это в ходе процесса не получилось, а помешала тому, по мнению бывшего вице-губернатора, инструкция об основах организации проведения оперативно-технических мероприятий, утвержденная сразу в нескольких спецслужбах, имеющих право на такую работу. Достаточно сказать, что она действует в ФСБ, МВД, Службе внешней разведки и других столь же серьезных организациях.

Поэтому осужденный экс-чиновник уже из колонии обратился в Верховный суд России, требуя признать недействующей данную инструкцию, так как она "нарушает его права на получение информации, касающейся дачи разрешения на проведение в отношении него оперативно-розыскных мероприятий".

Читать документ

Вопрос на самом деле острый и актуальный. Никто не спорит, что спецслужбы имеют право ради нашей же безопасности делать тайную работу, в том числе следить за нами. Однако все должно иметь свои пределы, в том числе и возможности спецслужб по отношению к человеку.

Верховный суд в своем решении напомнил, что закон о персональных данных предусматривает право граждан на получение непосредственно затрагивающей их права и обязанности. Поэтому мы вправе задавать вопросы и ждать ответы. Тайное вполне может рано или поздно стать явным.

Так что спецслужбы не должны прикрываться секретностью и злоупотреблять "жучками". Сегодня, кстати, эта тема актуальна во всем мире. Как сказал "РГ" доктор юридических наук Иван Соловьев, закон об оперативно-розыскной деятельности предусматривает многоуровневый контроль за такой работой спецслужб.Один из уровней такого контроля прокурорский надзор.

"Он включает предоставление документов, характеризующих оперативно-розыскную деятельность, дел оперативного учета, материалов о проведении оперативно-розыскных мероприятий с использованием оперативно-технических средств и т. д.", - говорит Иван Соловьев. Предусмотрен и серьезный ведомственный контроль.

Начальники в спецслужбах несут персональную ответственность за соблюдение законности во время секретных мероприятий. "В настоящее время организовать незаконную прослушку весьма и весьма сложно, так как разрешение на проведение данного вида оперативно-технических мероприятий принимается судьей, о чем выносится соответствующее постановление", - утверждает Иван Соловьев.

Тем не менее в ходе судебных процессов подчас возникают ситуации, когда гражданин с удивлением узнает, что за ним следили. У многих появляется естественное желание узнать, а с чего вдруг, кто разрешил. Кроме чистого любопытства здесь может быть и практический интерес: разрешение на прослушку можно попытаться обжаловать.

Если суд признает, что микрофоны включать не стоило , улики, собранные ими, должны быть признаны недопустимыми. Или человеку, возможно, удастся доказать, что тайная процедура была нарушена. Значит, про доказательства опять надо забыть.

Однако часто возникает существенная проблема: человеку часто просто не дают возможность ознакомиться с соответствующими судебными решениями. В архивах судов их нет. А на нет что обжаловать? Верховный суд России напомнил, что в Законе "Об оперативно-розыскной деятельности" закреплено правило, согласно которому судебное решение на право проведения оперативно-розыскного мероприятия и материалы, послужившие основанием для его принятия, хранятся только в органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Поэтому в жизни иногда действительно люди бегают по замкнутому кругу, не получая никакой информации.

Осужденный Виктор Тимошин, дошедший до Верховного суда, корень бед увидел в инструкции спецслужб. Поскольку документ имеет гриф для служебного пользования, его жалоба в Верховном суде рассматривалась за закрытыми дверями. Но решение по ней сейчас обнародовано. ( Документ можно прочитать на сайте "РГ").

Как решил Верховный суд России, сама по себе инструкция в данном случае не помеха. Она "определяет основы организации и тактики проведения органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, оперативно-технических мероприятий, а также порядок взаимодействия указанных органов с судами при получении судебных решений на их проведение, - сказано в решении высшей судебной инстанции. - Инструкция не регулирует вопросы ознакомления осужденного, его защитника с судебными постановлениями о даче согласия на проведение оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционных прав граждан".

Насколько же законно заявителю в свое время было отказано в выдаче копий судебных решений на право проведения оперативно-розыскных мероприятий, надо рассматривать отдельно. Иными словами, дело не в инструкции, а в практике и правоприменении.

Контроль

ФБР заподозрили в прослушке Android-смартфонов ФБР заподозрили в прослушке Android-смартфонов

Могут ли оперативники организовать тайные мероприятия на свой страх и риск, не имея никаких оснований кроме какого-то личного интереса? И есть ли у них возможность поставить кого-то на прослушку втайне от начальства в нарушение всех законов?

"Здесь может быть два варианта: либо в основу информации, направленной в суд, положены изначально не соответствующие действительности сведения, либо желающие "послушать" обратились в частном порядке к своим коллегам или в негосударственный сектор, представители которого тоже имеют свои возможности и технические средства для снятия того или иного вида информации, - говорит доктор юридических наук Иван Соловьев. - И в том, и в другом случае существует серьезный риск получить неприятности, так как вымышленность сведений рано или поздно высветится для руководства или надзирающего за ОРД прокурора, а для общения в частном порядке нужны деньги (причем немалые).

Но здесь велика вероятность того, что информация о такой активности будет получена подразделениями контрразведки или собственной безопасности. Сегодня все-таки не начало 90-х и сектор проведения оперативно-технических мероприятий надежно прикрыт соответствующими службами".

 

Поделиться: