12:1114.03.14

Летом инфляция сбавит темпы, ее перестанет трясти от новых рекордов доллара и евро

Летом инфляция сбавит темпы, ее перестанет трясти от новых рекордов доллара и евро

Сейчас идет много разговоров об ускорении инфляции, связанном с падением курса рубля. В какой-то степени они обоснованы.

Чем дороже становится импортная продукция, тем быстрее растут цены. Однако ослабление рубля скажется на инфляции вовсе не так однозначно, как кажется на первый взгляд. И чтобы понять, как будут двигаться цены, нужно распутать большой клубок мировой экономики.

Действительно, если раньше капитал из США "тек" в развивающиеся рынки, то сейчас начался обратный процесс.

Первая причина тому - изменение политики ФРС, которая формирует баланс спроса и предложения доллара скорее в пользу удорожания американской валюты, а не в пользу валют развивающихся экономик.

Но ФРС вовсе не единственная причина удешевления рубля. Есть и еще. Рынок США сейчас растет темпами, близким к тем, которыми наша экономика росла в 2012 году. Там постоянно появляются новые компании, в которые можно вкладывать деньги. Взять ту же сланцевую революцию. Топливно-энергетических проектов там тысячи.

Причем в России привыкли, что такие проекты реализуются скорее у нас, чем у них. А проекты сейчас у них, и в таком объеме, который нам и не снился. И ко всему прочему есть важный момент, что кроме хороших проектов там есть стимулирующие меры и низкие ставки.

Тогда как мы сейчас находимся на грани рецессии. Это стимулирует обратный поток капитала. Сейчас первая волна этого перетока немного утихла но, думаю, она была не последней.

Возьмем картину с другой стороны - развивающихся стран. У очень многих экономик сейчас наблюдаются определенные сложности. Аргентина, ЮАР, Турция - вообще достаточно проблемные регионы. В отношении некоторых развивающихся стран нельзя исключить вероятность дефолта.

С учетом этого, волна движения инвесторов из развивающихся рынков в развитые, возможно, не просто далека от завершения, а находится в самом начале.

В мои прогнозы дефолты стран с развивающимися рынками не заложены. Если дефолты будут, уровнем в 38 рублей за доллар мы не ограничимся. Причем вероятность этого сейчас довольно высока.

Это означает, что развитые и развивающиеся страны фактически меняются местами. И если не так давно нас пугала Греция и некоторые другие, довольно развитые экономики, то теперь лидером похожих непозитивных новостей может стать кто-то из развивающегося мира.

Естественно, инвесторы предпочитают не ждать, а заранее вывести капиталы из проблемных, как им кажется, регионов в более безопасные.

Факт того, что вероятность критического развития событий велика, а проблемных развивающихся экономик много, будет поддерживать осторожное отношение инвесторов к развивающимся рынкам на протяжении длительного периода времени.

Это и определит дальнейшее движение рубля вниз. Вопрос, с какой скоростью и будут ли перерывы.

Ситуация с долларом и евро будет различной. Еврозона - регион неоднородный. Поэтому их валюта не будет чувствовать себя так хорошо, как доллар (несмотря на то, что и в Европе в экономике наблюдается улучшение).

Через некоторое время евро, скорее всего, начнет к доллару дешеветь. По отношению к рублю оно может остаться приблизительно на текущих уровнях.

Я не думаю, что там будут новые рекорды. А если и будут, то их значения существенно от недавних отличаться не будут.

Таким образом, динамика курсов, обещающая установление очередных исторических минимумов рубля к доллару и, возможно, евро, в первом приближении должна привести к заметному ускорению инфляции. Но тут все далеко не так просто.

Во-первых, по отношению к доллару и евро дешевеет не только рубль, но и валюты многих других развивающихся стран. Если смотреть на период в несколько лет, то рубль по глубине падения опередили и индийская рупия, и бразильский реал, и еще немало валют.

Впервые за долгое время вниз пошел даже юань, который стабильно держался по отношению к доллару во время событий 2008-2009 годов. Даже если посмотреть на наше ближайшее окружение, то несложно убедиться, что за последний год по отношению к доллару белорусский рубль, казахстанский тенге и украинская гривна подешевели заметнее.

Это означает, что очень многие товары, производимые в регионах с подешевевшими и дешевеющими валютами, в рублях дорожать не будут или лишь незначительно изменят цену.

А поскольку подавляющая часть товаров, производимых в мире и продаваемых в России, происходит из развивающихся стран, то и эффект от казалось бы масштабного обесценения рубля вовсе не на всех ценах будет заметен ярко.

В этой категории могут оказаться, например, белорусские продукты от продовольственных (молочных) до товаров обрабатывающей промышленности, турецкий текстиль, многие продукты сельского хозяйства из Латинской Америки, индийские лекарства и еще масса подобных позиций.

Теперь что касается валют, по отношению к которым все дешевеют. Основные для нас - доллар и евро. Давайте посмотрим, много ли мы покупаем товаров, произведенных в США? У меня, например, только водяной фильтр.

Даже если товаров больше и есть потребность купить еще. Можно отметить, что очень многие европейские и американские компании производят продукцию не у себя на родине, а в других странах с развивающимися рынками. И себестоимость такой продукции хоть и считается в долларах и евро, но часто меняется пропорционально стоимости валют развивающихся стран. На эту продукцию после произошедшего производитель легко сможет сделать скидку. Таким образом, значительная часть товаров, цены которых вроде привязаны к евро и долларам, может подорожать не сильно.

Важен еще и тот факт, что многие сегменты потребительских товаров на развитых рынках не растут, несмотря на улучшение ситуации в экономиках США и Европы, а избыточные мощности у многих производителей имеются.

В этой ситуации вовсе не все из них захотят терять позиции на довольно крупном потребительском рынке России и повышать агрессивно цены. Как и в 2008-2009 годах, значительная часть предпочтет сохранить объемы сбыта.

Для этого придется снижать цены, предлагать скидки. Возможно, не всем, а только ключевым поставщикам, но этого будет достаточно, чтобы итоговое подорожание этой продукции оказалось заметно скромнее размеров обесценения рубля к национальным валютам этих стран.

Кстати, та же логика верна и в отношении китайских товаров: очень многие компоненты для них производятся в других регионах, чьи валюты не были столь стабильны в последнее время.

На примере 2009 года аналогичный процесс можно было наблюдать вживую, например в сегментах электроники, крупной бытовой техники, автомобилей.

Опять же многим крупным компаниям помочь в этом может наличие сборочных производств в России или других странах Таможенного союза.

Впрочем, кроме внешних факторов на цены будет влиять и поведение российских потребителей. Тут возможны два варианта развития событий.

Первый. Потребители, испугавшись возможного роста цен, начнут тратить деньги как можно быстрее. Второй вариант: они предпочтут попридержать весьма ценный ликвидный ресурс. Это во многом и определит развитие ситуации с ценами.

Первый вариант предполагает определенную степень дезориентации и паники потребителей. Он лежит в основе самой известной модели гиперинфляции.

Люди торопятся тратить деньги быстрее, потому что все дорожает слишком стремительно. Но чем быстрее деньги тратят, тем быстрее растут цены на товары, поскольку продавцы видят, что повышение цен не отталкивает покупателей, и они перекладывают свои растущие издержки на их плечи.

И чем дальше, тем хуже, таким образом, инфляция поддерживает сама себя независимо от того, есть в экономике рост или спад. Мы недолго, но уже наблюдали нечто подобное в 1990-е годы, когда цены росли на десятки процентов в месяц.

Второй вариант предполагает, что потребитель подойдет к оценке ситуации спокойнее. Поскольку экономика, судя по всему, в умеренной рецессии, будут компании, которые столкнутся с проблемами сбыта своей продукции (2008-2009 годы это наглядно продемонстрировали). Этот процесс мы уже можем наблюдать в отдельных сегментах рынка, например продажи автомобилей.

Те продавцы, кто чутко следит за ситуацией, начнут сами снижать отпускную цену, даже если себестоимость товара подрастет. А тех, кто это развитие событий проигнорирует, может ждать нерадостная участь - сжимающегося рынка на всех не хватит. Я сам в этом году уже наблюдал закрытие некоторых магазинов.

В этом случае запасы товаров распродаются со скидками, причем очень приличными, и определенную выгоду потребитель из этого тоже может извлечь. Главное, чтобы деньги в нужный момент были в кармане.

Кстати, с моей точки зрения, если вы видите, что в экономике настали не лучшие времена, самое последнее, что вам стоит делать - это тратить свои сбережения на потребление.

Одно дело, когда вы в любом случае что-то купите. Например, продукты питания. Тогда определенный стимул их быстрее купить есть - завтра они, скорее всего, будут дороже. Но надолго их не запасешь.

А вот если гложут сомнения: покупать ли новый телевизор, машину, квартиру, тут другое дело. Когда есть вероятность, что могут уволить или как минимум доходы могут сократиться, лучше с такими покупками не спешить.

В значительной степени выбору между первым и вторым сценарием поведения потребителя может помочь ЦБ и качество проводимой экономической политики.

Если власти сделают жесткий упор на удержание инфляции в разумных пределах (что, судя по всему, сейчас и происходит), то потребителям будет обеспечена более стабильная обстановка для принятия решений и выбор с очень высокой долей вероятности падет на второй вариант.

Примеров возможности иностранных компаний и потребителей грамотно адаптироваться к меняющимся условиям рынка можно при желании найти немало в нашей недавней истории.

Когда в кризисный момент началась программа господдержки автопроизводителей, многие сборщики иностранных марок в России тут же выпустили модели, которые подходили под эту программу. В итоге цены на некоторые автомобили даже снизились. А производители неплохо заработали на этом.

Или возьмем такую ситуацию. Подорожали прибалтийские сыры. А рядом на прилавке лежат еще голландские, датские, французские и так далее. И все практически одно и то же. Если один дорожает, значит, я спокойно беру другой.

Просто этот дорогой прибалтийский сыр существенно теряет в доле рынка. Я искренне верю, что российские потребители рациональны, а производителям, даже зарубежным, наш рынок важен.

И тот факт, что на нашем рынке представлено значительное разнообразие взаимозаменяемых потребительских товаров по многим потребительским категориям, очень поможет стабилизации цен.

Например, часть подорожавших товаров, по которым поставщик не сможет (не захочет) снизить цену, магазин, скорее всего, снимет с полки - зачем держать непопулярный товар.

Он просто исчезнет из потребления, его заменит другой, который, скорее всего, окажется более дешевым. А это, в свою очередь, и сдержит инфляцию.

Безусловно, инфляция при подешевевшем рубле не будет столь же низкой, как если бы курс остался на прежнем уровне. Поскольку процесс пока находится в развитии, и весьма динамичном, сложно сказать, каким окажется вклад подешевевшего рубля, учитывая необходимость следить за многими курсами многих валют.

Однако похожую ситуацию мы уже наблюдали в 2009 году. Безусловно, тогда и спад в экономике страны был глубже, но и рубль дешевел внушительнее. В результате в конце 2009 годы инфляция была на уровне 8,8 процента вместо 13,3 процента в декабре 2008 года.

Полагаю, что в 2014 году мы столкнемся с чем-то похожим. Я допускаю, что в ближайшие месяцы мы будем наблюдать дальнейшее плавное ускорение инфляции, однако с лета картина изменится. И к концу года есть высокие шансы увидеть крайне скромное значение в районе 5 процентов.

Визитная карточка

Евгений Равхатович Надоршин

Авторитетный и известный российский экономист. Родился 22 августа 1978 года в подмосковном городе Химки.

В 2001 году Надоршин окончил ГУ "Высшая школа экономики". С того же года он становится аспирантом в своей альма-матер, а двумя годами позже - старшим преподавателем по дисциплинам, связанным с макроэкономикой, статистикой, анализом временных рядов, количественными методами в финансах, российской экономикой и финансовыми рынками.

Кроме того, в 2002 году Надоршин проходил стажировку в голландском Роттердаме, получив в одном из местных университетов диплом магистра экономики.

В 2003-2004 годах Надоршин занимал должность эксперта отдела денежно-кредитного и банковского сектора в Институте открытой экономики.

С 2004 по 2010 год он работал главным экономистом одного из российских банков. С 2011 года по сей день Евгений Надоршин является главным экономистом АФК "Система".

Основные научные интересы Надоршина - макроэкономика, а также некоторые аспекты мезоэкономики (по части межотраслевых взаимосвязей). Свободно владеет английским и французским языками.

 

Поделиться: