09:5504.04.14

События на Украине - геополитический поединок, в ходе которого США хотят подтвердить свое превосходство

События на Украине - геополитический поединок, в ходе которого США хотят подтвердить свое превосходство

Самый крупный кризис со времен "холодной войны" - так калибрируют западные политики и СМИ события на Украине и вокруг нее. На первый взгляд, это все кажется далеким от реальности. Порыв крымчан, реализовавших свое неотъемлемое, освещенное и Организацией Объединенных Наций право на самоопределение и вернувшихся в Россию ­­­­­- спрашивается, какой это "кризис"?

Чтобы ответить на этот вопрос, придется обратиться к политике Соединенных Штатов и Запада в целом, заглянуть в ее прошлое и настоящее.

Глубоко заложенный в американской политической культуре культ насилия действует не только во внутренней жизни США. Он дает себя знать и во внешней политике. В XIX веке ее жертвой было Западное полушарие. Именно тогда мексиканский президент Порфирио Диас произнес фразу, ставшую знаменитой: "Бедная Мексика. Так далеко от Бога, так близко от Соединенных Штатов".

События конца того столетия и, особенно, первая мировая война позволили Соединенным Штатам выйти на международную арену. "Холодная же война" привела под американский "зонтик" добрую половину мира, ставшую пространством гегемонии Вашингтона. А апогей политического влияния наступил с развалом Советского Союза, открывшим недолговечный период так называемого "однополярного" мира, глобальной имперской гегемонии Соединенных Штатов.

Так что в XXI веке Соединенные Штаты выступили империей. Такое определение не раз звучало из уст многих авторитетных американских политиков и аналитиков. Гордясь, они называли США более мощной и влиятельной империей, нежели Римская.

Зоной американских интересов были объявлены фактически все регионы планеты. По существу произошел передел мира в своеобразной форме - без территориального захвата "приобретаемых" (подчиняемых) стран. Время территориальных империй безвозвратно ушло, и Соединенные Штаты создали империю нового типа - не имеющую административных форм и управляемую дистанционно.

"Однополярный" порядок отличала также прививка миру идеологического однообразия на базе взглядов и оценок, принятых в "метрополии". Началось время имперского правления Вашингтона, длившееся два десятилетия, хотя хмель победы полностью не выветрился и до сих пор.

Вашингтон открыто провозгласил свое "право" на применение по собственному усмотрению - практически произвольно - военной силы против других государств.

Завороженный иллюзией всемогущества Вашингтон в годы президентства Буша особенно охотно держался агрессивной стратегии "шока и трепета", демонстрируя, по выражению самого видного в США военного аналитика Э. Басевича, "страстное и слепое увлечение военной мощью". США показывали, что стоят над законом и сами пишут эти законы.

Продолжалась и углублялась милитаризация американской внешней политики. Мир оставался окольцованным военными базами и опорными пунктами - форпостами американской империи. Их число, по данным ведущего американского внешнеполитического журнала Foreign Affairs, приближается к 1000.

Только начиная с 1 сентября 2001 года, США построили или расширили свои базы в 10 странах Европы, Центральной Азии и Африки. Гигантских размеров достиг военный бюджет, составив 40 процентов совокупных военных расходов всего остального мира.

Казалось бы, невозможно выступать в качестве поборника демократии, имея за плечами пытки в "Абу-Грейб" и "Гуантанамо", внесудебное содержание в заключении многие годы сотен людей, агрессивные экспедиции не в одну страну, нежную дружбу с диктаторами, пренебрежительное отношение к суверенитету других государств, бесцеремонное вторжение в частную жизнь миллионов людей у себя дома и за рубежом... Оказывается можно, если запастись изрядной долей цинизма и лицемерия.

Факты, ставшие достоянием общественности, благодаря разоблачениям Сноудена и Мэннинга вызвали протестную реакцию и в самих Соединенных Штатах. В том же журнале Foreign Affairs появилось несколько материалов, авторы которых уличали правительство в двойных стандартах, обращая внимание на такие его акции как признание легитимности власти в Египте, установившейся после военного переворота, свергнувшего демократически избранного президента, полную возмущения публичную критику Китая за кибератаки, хотя выяснилось, что Вашингтон интенсивно занимался этим сам, и т.д.

Вот и в связи с Крымом мы слышим с этой стороны бесконечные проповеди на тему состоявшегося там референдума. Проповедников не смущает не только весьма сомнительная обоснованность их сентенций, но, в особенности, их собственный послужной список.

Панама и Гренада, Афганистан и Ирак, 78-дневные бомбардировки Югославии, атаки беспилотников в Сомали, Йемене и Пакистане, нарушение режима нераспространения ядерного оружия, испытание биологического оружия на одном из островов Окинавского архипелага, применение "желтого реагента" во Вьетнаме, стоившее жизни сотням тысячам его жителей. И перечень этот далеко не полон.

Гегемонистский курс Соединенных Штатов дорого обходится и их европейским союзникам. Ограниченность суверенитета, подконтрольность - прежде всего через НАТО - внешней и военной политики, нередко пренебрежительное отношение американского партнера (чего стоит, например, матерная реплика помощника государственного секретаря Виктории Нуланд в адрес Европейского союза) заметно понизили международную субъектность европейских государств.

Европу ныне часто называют "политическим карликом". Замечу - членство в НАТО, которому сегодня исполняется 65 лет, всегда предполагало зависимость от США в экономическом и военном плане. Вашингтон по сути является автором навязываемой альянсу в течение последних лет так называемой глобализации. За этим термином на деле скрывается замысел использовать НАТО как инструмент теперь уже глобального доминирования США.

Бесцеремонная прослушка европейцев, включая их руководителей, грубое давление в связи с делом Сноудена, заставившее вопреки всяким нормам закрыть воздушное пространство Европы для боливийского президента, думается, служат прямым посягательством на достоинство и самоуважение европейцев.

Однако современные европейские лидеры, по крайней мере, большинство из них, похоже, смирились с этим. Вот и сейчас они, не слишком охотно, но все же следуют за США. В России нынешнее положение Европы вызывает сожаление и сочувствие.

Конечно, новая конфигурация не меняет того, что Соединенные Штаты - самое сильное государство. Они обладают самой большой экономикой (хотя, если верны прогнозы, через год-два их обгонит Китай). Но реальность американской мощи не должна заслонять главное - изменения соотношения сил на глобальной сцене, тенденцию относительного ослабления международного веса и влияния Соединенных Штатов.

Они миновали пик своей гегемонии. Все громче звучат голоса тех, кого Запад обрек на вековую немоту.

Вот так это выглядит в сравнительно недавнем докладе (декабрь 2012 года) Национального разведывательного совета США "Глобальные тенденции 2030: альтернативные миры": "Распыление мощи... будет иметь драматические последствия к 2030 году, в большой мере обращая вспять историческое возвышение Запада с 1750 года. В тектоническом сдвиге к 2030 году Азия превзойдет Северную Америку и Европу в категориях глобальной мощи, опирающейся на ВВП, величину населения, военные расходы и технологические инвестиции".

А ведь еще есть неупомянутые Африка и Латинская Америка.

С этими выводами американских разведчиков нельзя не согласиться. XXI век действительно знаменует окончание западноцентристского построения и функционирования мира, размывание гегемонии - политической, экономической и культурной - США, Запада в целом.

Чрезвычайно важно и показательно отношение к "кризису" незападных стран. Они, и в их числе державы будущего - Индия, Китай, Бразилия - придерживаются большей частью иной позиции, чем Запад.

Но этому не находится места в развернутой на Западе пропагандистской кампании (украинские протесты западные СМИ рисуют в соответствии с хорошо отрепетированным сценарием, "борцы за демократию сражаются с авторитарным режимом" - это английская газета Guardian), несмотря на ее масштабный (и временами почти истерический) характер.

Зато без конца твердят об осуждении России "мировым сообществом", утаивая, однако, - дезинформационный прием, применяемый уже ряд лет, - что на самом деле речь идет о позиции одного лишь Запада. Такова же собственно манера Обамы, когда он твердит об "изоляции России".

Сменившего Буша в президентском кресле Барака Обаму в Белый дом буквально внесла жажда перемен американского избирателя. Он был встречен с одобрением и надеждой, популярность обеспечила ему и яркая риторика. Но "обамания" длилась недолго.

Новый президент поменял лишь общий рисунок американской политики, отказался от формулы и практики унилатерализма, изменил стилевую форму подхода к международным проблемам.

Проводимая им стратегия "очарования" не привела и, видимо, не предполагала снижения роли силового, военного рычага в политике США, изменив лишь - не исключено, на время - форму его применения. Избегая масштабных интервенций, Вашингтон ныне активно использует локальные операции и точечные удары.

Удивляться не приходится - в "активе" две проигранные войны, антивоенные настроения в обществе и, видимо, позиция военных кругов, судя по заявлению Б. Гейтса, в бытность министром обороны, о необходимости послать на обследование в психиатрическое учреждение того, кто захочет вновь отправить в Азию американские сухопутные войска.

Зато в 10 раз возросла интенсивность бомбовых и ракетных ударов беспилотников в Пакистане, причем делается это, как и в других странах, без согласия правительств. По данным американского бюро журналистских расследований, только в 2011 году их жертвами стали около 900 мирных жителей, в том числе 200 детей. Согласно сообщениям прессы, в Белом доме утверждают списки людей, подлежащих умерщвлению с воздуха.

Заявленная Обамой, как приоритетная, "перезагрузка" отношений с Россией действительно привела к заметному изменению атмосферы в российско-американских отношениях - они стали более конструктивными. Был заключен новый договор о сокращении на одну треть ядерного арсенала США и России с ракетами дальнего радиуса действий.

Однако дальше этого дело не пошло. Москву и Вашингтон разделяют, прежде всего, острые противоречия по вопросу о создании системы ПРО в Европе. Проблема, чреватая конфликтом, - стремление Вашингтона продвинуть, практически в противовес России, свои позиции в Центральной Азии, на Южном Кавказе, Украине, на постсоветском пространстве в целом.

Удивляться такой невеселой динамике не приходится. Имперская парадигма внешней политики США не предполагает сотрудничества равноправных партнеров. США не положили конец и своему вмешательству во внутренние дела России. Государственный департамент признал, что финансирует ряд оппозиционных групп и организаций.

Президентство Обамы вообще отличает акцент на контакты с общественными, неправительственными организациями, на использование социальных сетей, и не только довольно щедрые расходы на выращивание оппозиции, но также обучение и тренаж активистов. Кстати, уже упоминавшаяся Нуланд проговорилась, что США потратили на Украину, сиречь на ее оппозицию, 5 млрд долларов.

Роль личных качеств Обамы (как и связь его взглядов с предпринятыми конструктивными шагами) несомненна. Но главное, очевидно, в другом: осталась нетронутой и решающей традиционная парадигма внешней политики США, которой руководствовались до сих пор американские президенты.

Она, видимо, представляется естественной и самому Обаме. Как и предшественники, он неустанно провозглашает Соединенные Штаты лидером (читай руководителем, согласно американскому политическому словарю), возглавляющим мир, хотя он (мир) на это не уполномочивал. Соответствующие тезисы мы находим практически во всех президентских посланиях.

В предвыборной статье в Foreign Affairs Обама упомянул об этом "всего лишь" 21 раз. Не преминул он и сказать, что Соединенные Штаты "величайшая нация на Земле" в своем послевыборном заявлении.

Заявка на роль мирового лидера опирается на идею американской "исключительности". Обама не скупится на фразы о "непреходящем моральном примере Америки", о том, что США "формируют мир". Звучит даже такая: "Каждый иностранец - это человек, внутренне жаждущий превращения в американца".

Идея национальной исключительности в американской версии облачена в красивую оболочку, которая придает ей респектабельную и бескорыстную внешность. Ключевой ее компонент - мессианство, предопределенная свыше доля вести человечество по американскому пути к идеальному порядку.

Теперь после вышесказанного яснее видится фон, на котором развернулся "украинский" кризис. Очевидны и спонсоры, с чьими интересами и замыслами связаны международные аспекты. Каковы же они?

Во-первых, происходящее на Украине - это очередное звено в цепи действий, направленных на политическое "освоение" постсоветского пространства, "освобождения" его от влияния России. Цель, ради которой было создано и пресловутое "восточное" партнерство.

Во-вторых, не исключено, самое важное - геополитический поединок, в рамках которого Вашингтон рассчитывает продемонстрировать неугасающую вопреки распространенному мнению мощь Америки, подтвердить свои гегемонистские регалии, свое силовое превосходство.

В-третьих, кризис нужен, чтобы противопоставить Европу России и на фоне осложнения взаимоотношений укрепить доминирующее влияние Вашингтона на европейские государства, нейтрализовать проблемы, возникшие из-за разоблачения прослушки.

В-четвертых, это крупный шаг в направлении военного освоения этой части постсоветского пространства, нацеленный на дальнейшую экспансию НАТО, с выдвижением альянса вплотную к российским границам, попытка реванша за неудачу плана вовлечения в него Грузии.

В-пятых, это сигнал и стимул для активизации всех прозападных, антироссийских сил в бывших советских республиках, в том числе в Центральной Азии, расстройства планов их интеграции.

В-шестых, это акция, направленная на "расчистку" и консолидацию евроатлантического пространства перед лицом набирающего силу Востока.

В-седьмых, это возможная заинтересованность некоторых стран Европы в установлении контроля над экономикой Украины.

Как видим, причин для раздувания кризиса более чем достаточно. Но, загоняя события в кризисную зону, вашингтонские политики допустили просчет, переоценили свои возможности. Они решили - Россия уступит давлению и угрозам. Москва продемонстрировала, что у нее крепкие нервы и закаленная политическая воля, которые были поддержаны мощным патриотическим порывом народа.

Но, конечно, России предстоит сделать выводы, которые подсказываются нынешними событиями. Открытая, как и прежде, равноправному и взаимовыгодному сотрудничеству, готовая лояльно участвовать в обсуждении и решении проблем, важных для мирового сообщества, Москва, надо думать, теперь надежно застрахована от иллюзий в отношении некоторых своих внешнеполитических партнеров.

Остается сказать, что спонсоров кризиса уже можно поздравить с одним результатом, противоположным их намерениям - кризис привел к мощному подъему патриотической энергии российского общества.

"Перелить" эту энергию в масштабные усилия по оздоровлению и модернизационной трансформации страны - такова общенациональная задача, решение которой не терпит ни отлагательства, ни промедления. Для России XXI века нет ничего важнее.

Как создавалось НАТО

Подписав в марте 1948 года Брюссельский договор, пять западноевропейских стран - Бельгия, Великобритания, Люксембург, Нидерланды и Франция - создали общую систему обороны. Затем последовали переговоры с США и Канадой о создании единого Североатлантического союза.

Они завершились подписанием 4 апреля 1949 года Вашингтонского Договора, вводящего в действие систему общей обороны двенадцати стран: Бельгии, Великобритании, Дании, Исландии, Италии, Канады, Люксембурга, Нидерландов, Норвегии, Португалии, США и Франции.

В соответствии с Североатлантическим договором 1949 года, НАТО ставило целью "укрепление стабильности и повышение благосостояния в Североатлантическом регионе". В целом блок создавался для "отражения советской угрозы". По словам первого генерального секретаря Исмэя Гастингса, НАТО создавалось, чтобы "...удерживать русских в стороне, американцев внутри, а немцев под"

В 1952 году к Североатлантическому договору присоединились Греция и Турция. Федеративная Республика Германия вступила в союз в 1955 году, а в 1982 году членом НАТО стала также Испания.

В 1999 году в НАТО вступили Чешская Республика, Венгрия и Польша. В 2004 году - Болгария, Латвия, Литва, Эстония, Румыния, Словения, Словакия. В 2009 году - Албания и Хорватия. На сегодня Альянс насчитывает 28 членов.

 

Поделиться: