15:1522.07.14

Рассказ украинского журналиста о том, как воюет украинская армия на Донбассе

Рассказ украинского журналиста о том, как воюет украинская армия на Донбассе

На передовой линии войны (власти Украины называют ее АТО - антитеррористическая операция) на востоке страны рискуют жизнью, чтобы показать, что там на самом деле происходит, в основном, западные и российские журналисты. Украинские, как правило, предпочитают пользоваться информацией из официальных источников. Один из немногих украинских корреспондентов, побывавших на фронте и не побоявшихся показать нелакированную действительность, Руслан Коцаба из Ивано-Франковска был подвергнут остракизму. Его коллега из Житомира Руслан Мороз - создатель нескольких интернет-проектов и авторских телепрограмм, член Союза журналистов Украины, - тоже побывал на передовой. Увиденным и услышанным, а также своими впечатлениями Руслан Мороз поделился с читателями "Росбалта".
- Руслан, недавно вы вместе с сотрудниками благотворительного фонда и волонтерами побывали в Луганской области на войне - отвезли бойцам украинской армии гуманитарную помощь. Чья это была идея, сколько и чего доставили?
- Идея эта возникла у местной благотворительной организации "Мир за будущее", а ее мотором стала глава фонда Юлия Толмачева. Именно она ходила по предпринимателям, проводила душеспасительные беседы, рассказывала о том, что ребята из Новоград-Волынской 30-й механизированной бригады на передовой нуждаются в нашем участии. Многие отказывали, некоторые даже "посылали" подальше, но были и те, кто откликнулся. В общем, удалось собрать денег на покупку тепловизоров - за 62 тысячи гривен и приборов ночного видения - по 20 тысяч. Были такие, кто не мог помочь деньгами, так просто приносил банку варенья и просил передать ее на передовую. Также некоторые родители срочников, воюющих в Луганской области, просили передать им именные, так сказать, посылки. Но главным, конечно, была доставка бронежилетов и другого обмундирования.
По дороге на передовую останавливались еще трижды. Здесь тоже забирали благотворительные грузы для солдат. Пришлось даже немного выгрузить воды - все не помещалось в автобус.
- Я не знаю ни одной страны мира, а тем более - Европы, население которой посылало бы гуманитарную помощь армии. Как вы думаете, отчего такое происходит?
- Оттого, видимо, что армией более 20 лет никто особо не занимался. Армия Украины из-за нескольких реформ, проведенных во времена Ющенко и Януковича, "потеряла" свою интендантскую службу. Не знаю, чья это была неумная идея - пустить гражданских поваров в солдатские столовые. Результат ее сегодня налицо: гражданские отказались ехать в зону боевых действий, то есть готовить военным просто некому. Да и не из чего. Нет ни продуктов, ни даже воды.
В службе логистики только через три месяца после начала боевых столкновений додумались, что неплохо бы привозить воду - хотя бы и в ограниченном количестве. Вначале ее выдавали бойцам на все нужды по литру в день. Это - и попить, и зубы почистить. Из-за того, что нет воды, солдатам в зоне АТО до сих пор не готовят супы и борщи. Практически все, что есть у военных сейчас, привозится волонтерами. В основном, рацион состоит из сухпайков и каши с тушенкой. Пару дней перебиться такой пищей можно. Но потом, говорили солдаты, просто уже воротит от нее. Мы же привезли выпечку, конфеты, фрукты, соки, овощи - картошку, лук, а также - варенья-соленья. Ну да, и воду.
В украинской армии после реформ нет теперь складов не только с продовольствием, но и с обмундированием. Поэтому мы еще отдельным грузом привезли одежду и обувь - этого тоже военным не хватает.
Можно прямо сказать, что обороноспособность украинской армии на момент начала АТО на востоке была на нуле. Видать, керивныкы (руководители) страны думали "террористов", как говорится, "шапками закидать". Сейчас ситуация несколько изменилась, но только за счет волонтерского движения. Волонтеры сами закупают продукты, обмундирование, средства защиты и сами же все это доставляют непосредственно на передовую. Передавать через воинские службы можно, конечно, но рискованно - это будет украдено и до военных в зону конфликта не дойдет.
- Насколько я знаю, вы проезжали через села и городки, где проходили бои, например, через поселок Счастье. Есть ли там какая-то жизнь сейчас? Судя по картинке в телевизоре, театр военных действий похож на руины Второй мировой.
- Мы проезжали через несколько поселков в Луганской области. В том числе и через Счастье. Но сейчас это вымершее Счастье. На улицах практически нет людей. Один-два случайных прохожих и все. И то они стараются побыстрее скрыться. Население боится, и почти все либо выехали, либо прячутся в подвалах. Зона больших разрушений была чуть в стороне. Но на центральной улице Счастья видны обстрелянные снарядами дома с выбитыми окнами, пробитыми стенами и крышами. Одним словом, поселок умер.
- Как вас встречали в расположении бригады, куда вы прибыли? Совпадает ли то, что говорят "в телевизоре", с тем, что увидели и услышали вы на передовой?
- Нам искренне радовались. Для солдат мы стали посланцами из другой жизни, мирной. Они уже несколько месяцев в зоне боевых действий - ясно, что устали, особенно - морально. Командир бригады разрешил мне снимать, что хочу, но при одном условии: не показывать лица солдат, чтобы не расстраивать родителей, многие из которых даже не подозревают, где сейчас их чада или мужья. Ребята рассказали, что днем был бой - есть "двухсотые" (убитые) и "трехсотые" (раненые). Как раз при нас прилетела "вертушка" - туда быстро погрузили "трехсотых", и она также быстро улетела за линию фронта.
Потом командир пригласил нас к себе в палатку - поужинать. Только взяли хлеб в руки, - раздались взрывы, и есть сразу как-то расхотелось. Долго разговаривали в темноте - про всякое-разное, но, в основном, конечно, про войну. Слушать военных трудно. Брехливый "Пятый канал" нашего телевидения (принадлежит Порошенко - "Росбалт") такого точно не расскажет и не покажет. В официальных новостях - все зашибись. На деле все значительно хуже. По ходу разговора нам показали, куда прятаться, когда начнется обстрел. Слава Богу, нам повезло - в ту ночь его не было.
- А личные посылки всем удалось передать?
- Утром оказалось, что часть именных передач так и не дошла до адресатов - они на передовой. Мы попросились туда: обещали ведь родителям - лично. Командир нам выделил "Газель", на нас надели бронежилеты и каски. Бронежилет, оказывается, тяжелый, давит на грудь, сразу становится тяжело дышать. В "газельке" задняя дверь пробита, на ней были видны следы засохшей крови. Вообще, не верилось, что это все происходит не во сне.
Представьте, как удивлены и обрадованы были ребята на передовой, то есть на блок-посту. На линии огня - в километре - блок-пост противной стороны. Оттуда иногда постреливают. Ощущения, доложу я вам, мерзкие. Стать мишенью снайпера как-то вовсе не хотелось. Ребята предложили на память сфотографироваться - с гранатой, но без запала. Смерть и жизнь здесь ходят рядом - за несколько месяцев здесь уже привыкли к этому. Правда, наше общение быстро прервалось: позвонил командир и велел срочно возвращаться - поступила информация, что может начаться обстрел.
Уезжая, мы получили новый список просьб, что нужно на войне. От тепловизоров, раций, коллиматорных прицелов до носков, трусов, сигарет, полотенец и т.д.
- А вообще - какой внешний вид у солдат на передовой?
- В основном, одеты кто во что горазд. Тем, кто в солдатской форме, как правило, ее покупали родители или прислали с волонтерами добрые люди, не пожалевшие своих кровных, чтобы обуть и одеть армию.
- Значит, вы попали на самую передовую боев. Опишите, что это такое - современная линия фронта между украинцами и украинцами?
- Как таковой линии фронта нет. Это просто несколько блокпостов на обычной дороге, которые стоят друг напротив друга на расстоянии от пятисот метров до полутора километров. Мы видели, как передвигаются люди на противоположном блокпосту, как они что-то там делают, как к ним приезжает техника. Напряжение очень высокое, потому что неизвестно, когда и где выстрелит снайпер. Ну а для снайпера это не расстояние. И бронежилет с каской для хорошей снайперской винтовки - это просто "понты". К тому же, как оказалось, в армию поступили, в том числе, и купленные населением бронежилеты от мошенников - чуть ли не для пейнтбола. Негодяи наживаются на смертях.
- В заметке, опубликованной на украинском сайте, вы обещаете читателям написать горькую правду о положении солдат в украинской армии на передовой. Что именно вы имели в виду? Ведь в рапортах паркетных генералов - все чин чинарем, ежедневно они подают "наверх" отчеты о тысячах убитых сепаратистов и террористов.
- Убитых действительно много. Просто каждая сторона немного убавляет количество своих погибших и прибавляет количество погибших противника. Вот и вся арифметика "правильной" статистики. К тому же большой проблемой является отсутствие знаний и опыта у нашего генералитета. Я лично не понимаю, как можно было назначить Валерия Гелетея министром обороны. Это чистый функционер без элементарного понимания, что такое армия, бывший милиционер. За три месяца у нас поменялось три министра обороны. Я не знаю, как это можно объяснить с точки зрения целесообразности. А правду о количестве погибших и раненых скрывают все - и боевики (в России их называют ополченцами, на Западе - повстанцами), и украинские власти.
Я бы не хотел пересказывать то, что говорили о власти, украинской печати и телевидении солдаты на передовой. В основном, это в непечатных выражениях. Когда мы прощались с нашими сопровождающими в Сватово, мужики спрашивали, сможем ли мы написать правду об этой войне, не побоимся ли. Ведь официальная пресса и телевидение подают все в лучшем виде, там цензура. Сказал, что не побоимся. Того, что наснимали, хватит на целый фильм.
- Не поэтому ли на западной Украине матери устраивают митинги против отправки своих сыновей воевать на восток? Вы, случаем, кстати, не заметили там детей или внуков Кравчука, Ющенко, Кучмы, других радетелей Украины?
- А кто хочет получить из армии своего сына в гробу, даже ради высокой цели? Сами солдаты говорят, что из депутатов надо сформировать батальон "Рада" и отправить их на передовую. Тогда все проблемы армии решатся быстро. Но депутаты почему-то не очень рвутся в бой. К тому же ни один из бывших президентов не пользуется авторитетом. Люди чувствуют и говорят, что все, кто был раньше и теперь у власти, просто пользуются ситуацией для решения своих личных проблем.
- А почему солдаты, воюющие на востоке страны, числятся, например, - в Запорожье? Что это за такой маневр властей?
- Это позволяет не считать солдат участниками боевых действий, а значит и не давать им соответствующего статуса и социальной защиты. Экономить на них. Среди воюющих есть много солдат-срочников, которые вообще получают около 170 гривен в месяц. (Это приблизительно 15 долларов - "Росбалт".) Многие члены семей военнослужащих и в самом деле не знают, где находятся их мужья, сыновья, отцы. Это тоже большой простор для манипулирования настроениями в обществе. А бывает, что ребята сами не хотят говорить своим родным, чтобы дома не волновались.
- На передовой вы встречались также и с солдатами со Львова. Какова их реакция на происходящее?
- Ребята со Львова при встрече сами подняли тему о "мовной" (языковой) проблеме. Они считают, что если мы хотим жить в одной стране, то главное делать так, чтобы всем было комфортно, надо уважать друг друга, а не выяснять, кто на каком языке говорит. Я недавно был во Львове, и там ко мне обращались часто на русском языке, видать, меня выдавал русский акцент, хотя я сам старался говорить на украинском. Очень дружелюбное и внимательное отношение к гостям. Так что оголтелая националистка Фарион из партии "Свобода" в Верховной Раде - это еще не вся Украина. Солдаты также это понимают и, находясь на передовой, не сильно обращают внимание на то, кто на каком языке говорит. Там важно вовсе не это.
- Руслан, было ли вам страшно в гостях у войны?
- Ну, на войне, я думаю, всегда страшно. Напряжение сильное оттого, что не знаешь, откуда ждать выстрела и что с тобой будет в следующую минуту. Но у многих срабатывает защитная реакция, и люди начинают шутить, хотя сердце колотится и ладони потеют. Переживают, конечно, хотя внешне все держатся хорошо.
- Как вы считаете, кому эта война выгодна?
- Сами солдаты на передовой говорили, я постоянно цитирую эту фразу, что "это не наша война, это война олигархов". И я с ними согласен. Известно: кому война, а кому мать родна. Война - это бизнес. И очень прибыльный. Ведь сколько можно продать оружия! А его сейчас на востоке Украины не просто много, его чудовищно много. А еще - техника, топливо, энергетические ресурсы. Это все большие деньги, суммы, о которых мы вряд ли когда узнаем.
Когда сейчас делают закупки для армии, то никто не ждет месяцами "растаможки". Все идет по принципу: утром - деньги, вечером - оружие. То есть оно уже есть в Украине. Просто его нужно купить у частных фирм. Война позволит избавиться от старой техники и вооружения, и тогда встанет вопрос о закупке новых. А это снова - деньги, деньги и деньги. Понятно, что простой украинец от этого ничего иметь не будет.
На востоке много наемников, в том числе и перешедших через границу с Россией. Есть много людей, которые просто любят повоевать. Им нравится рисковать, особенно, если за это хорошо платят. Есть в зоне конфликта и несколько частных армий. Это тоже большие деньги. Так что можно четко сказать, что пока на востоке есть бизнес-интересы, война будет продолжаться.

Поделиться: