12:0006.08.14

Мирные коридоры: одни покидают Восток с простынями в руках, другие - остаются из-за родни

Мирные коридоры: одни покидают Восток с простынями в руках, другие - остаются из-за родни

Жители Донбасса не хотят бросать дома из-за боевиков-мародеров, а рискнувшие выехать жалуются на стрельбу
На Востоке заработали три новых коридора для эвакуации мирного населения: уже несколько десятков людей смогли по ним выбраться на спокойную территорию.
Напомним, жители Донецка могут покинуть зону боевых действий по трассе на Курахово через Марьинку; Горловки - в направлении на Дружковку через Дзержинск, а Луганска - по трассе на Счастье через Металлист.
По договоренности с террористами, огонь вблизи коридоров прекращается каждый день с 10:00 до 14:00, а опознавательным знаком для гражданского населения является белое полотнище или белая повязка на рукаве.
ИЗ ГОРОДА. Луганчанка Светлана с мужем и мамой одна из первых прошла путь по зеленому коридору и рассказала «Сегодня» как это было. «Мы до последнего не уезжали и даже не знали о коридоре, ведь телевизор и интернет у нас не работали. Но опять всю ночь продолжались перестрелки, взорвали соседский дом и нервы сдали. Сын из Киева рассказал, где находятся коридоры и как ими воспользоваться, - говорит женщина. - Собрались за ночь. Я разорвала простынь, повязала всем на руки белые повязки. Другую простынь вывесила через окно автомобиля и держала всю дорогу. Охраны вдоль коридора нет. На блокпосту боевики «ЛНР» предупредили, что если мы уедем, то обратно уже не пустят. Ехать было страшно: рядом слышалась стрельба, стояла обгоревшая техника».
Вскоре беженцы достигли второго блокпоста - уже Нацгвардии. «Там было несколько машин мирных. Нас выстроили в колонну и под охраной повезли в Счастье. Там зарегистрировали - переписали фамилии, паспортные данные, сфотографировали и отпустили», - говорит Светлана.
НЕВЫЕЗДНЫЕ. Но не все жители городов, где идут бои, покидают свои дома. Так, 26-летняя Мария Хрусталева - учитель английского языка в донецком вузе. Она живет в центре города возле здания областной администрации, которое заняли боевики. «Люди с автоматами для меня давно не в диковинку. Я бы уехала, но не могу оставить свою 76-летнюю бабушку. Она не выходит из дома, сама даже еду себе не достанет - жалуется Хрусталева. - Еще боюсь оставлять квартиру - она моя единственная ценность. У знакомых случилась такая история: они ненадолго уехали, а когда вернулись, на двери квартиры обнаружили табличку - «Собственность ДНР».
Журналист местного интернет-издания Александр Перемот, который успел побывать в плену у боевиков, остается в Донецке из профессиональных соображений. «Наряду с вывозом мусора и работой коммунальщиков, городу необходима работа журналистов на местах» - пояснил Перемот.
А 40-летний рабочий Донецкого коксохимического завода Кирилл Кулагин вместе с коллегами не уезжает, ведь без их труда завод просто остановится. «Коксовые печи сложены из специального кирпича, который требует поддержания постоянной температуры. Если мы уйдем с завода - печь остынет, и если снова ее нагреть - кирпич потрескается. Поэтому, чтобы производство не стало, мы на своих местах», - пояснил рабочий.

Поделиться: