17:1512.08.14

В России предприниматель и жулик — вновь близнецы-братья?

В России предприниматель и жулик — вновь близнецы-братья?

Запрос на проверку соответствия новой статьи УК РФ 159.4 основному закону в Конституционный суд РФ направил судья Салехардского горсуда Данила Яковлев. По его мнению, статья выделяет предпринимателей в некое привилегированное сословие, что нарушает конституционный принцип равенства перед законом. Эту статью нельзя путать с более распространенной частью 4 статьи 159 (159 ч.4) - "мошенничество в особо крупном размере".
Статья 159.4 появилась в 2012 году с подачи бизнес-омбудсмена Бориса Титова в рамках модного тогда процесса декриминализации экономических статей УК РФ. В отличие от широко распространенной "обычной" статьи 159, ст. 159.4 предполагает более мягкие наказания (не более 5 лет вместо 10) и более четкую формулировку состава преступления. В ней речь идет о "преднамеренном неисполнении договорных обязательств", тогда как в старой статье речь идет о "хищении чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием". Кроме более мягкого наказания по "предпринимательской" статье, уголовно-процессуальный кодекс запрещает арестовывать подозреваемых по ст. 159.4 на время следствия.
Во многом именно такие детали и делали эту статью крайне непопулярной среди российских следователей, которые старались возбуждать против бизнесменов дела по старой доброй "обычной" 159 статье. За весь 2013 год, данным СМИ, по ст. 159.4 было осуждено всего 290 человек. Причем, реальные сроки среди предпринимателей получили лишь 39 человек - остальные остались на свободе. В то же время, по 159 статье было суждено почти 20 тыс. человек, которые в среднем получили по 3 года лишения свободы.
Наряду со статьей о мошенничестве в сфере предпринимательства в 2012 году появились еще пять новых статей о мошенничестве в других сферах: кредитование, получение выплат, использование платежных карт, страхование и компьютерная информация. По всем ним максимальное наказание такое же, как при обычном мошенничестве - до 10 лет лишения свободы. Возможно, именно поэтому против этих статей в Салехарде, похоже, ничего не имеют.
Запрос в КС отправлен, подтвердили dp.ru в секретариате городского суда Салехарда, однако ответа от высшего суда там пока не получили. Получить комментарий автора запроса редакции не удалось, поскольку тот сейчас в отпуске. По этой же причине о запросе ничего не знают и в отделе по связям со средствами массовой информации КС РФ в Санкт-Петербурге: весь суд будет в отпуске до середины сентября. Соответственно, и на официальном сайте суда информация о запросе отсутствует.
Эксперты относятся к подобному повороту с холодным спокойствием.
"Я не удивлюсь, если Конституционный суд встанет на сторону судьи из Салехарда, при том, что бизнес сейчас и без того переживает не лучшие времена, - комментирует представитель «ДювернуаЛигал» Егор Носков. - Но проблема не в том, ужесточат статью или нет, проблема в том, что по факту она практически не используется. Когда проходила либерализация законодательства в отношении предпринимателей, деловое сообщество рукоплескало властям, но на деле бизнесменов по-прежнему арестовывают за обычное мошенничество".
По словам специалиста, суды не обращают внимания на нововведения и выносят постановления об арестах, а представители следственных органов каждый раз говорят, что речь идет о банальном мошенничестве. Следователи любую ситуацию произвольно выводят из предпринимательской сферы, заявляя о намерении похитить имущество. По мнению Егора Носкова, все дело в сложности доказывания по другим статьям УК, тогда как формулировка 159 статьи (хищение имущества путем введения в заблуждение) может охватить все, что угодно: от цыганских снятий сглаза за все золото, что есть в доме, до сложнейшей сделки, итогами которой осталась недовольна одна из сторон.
«Речь в статье идет не о привилегиях бизнеса, а о несопоставимой степени общественной опасности деяния, - продолжает Носков. - Одно дело, скажем, финансовые пирамиды, которые отнимают у граждан сбережения, другое - обман, по мнению следствия, одного предпринимателя другим. В этом случае никакой катастрофы в обществе не происходит. Морозить в переполненных тюрьмах в равных условиях наперсточников и самых активных представителей общества просто с точки зрения логики глупо».
Частично с инициативой солидарен адвокат «Хренов и Партнеры» Петр Машошин. Гораздо более логичным шагом в рамках либерализации законодательства он считает снижение ответственности по статье 159, нежели разделение ее на разные составы.
«Не до конца понятно, почему законодатель решил, что мошенничество, сопряженное с неисполнением обязательств в сфере предпринимательской деятельности, менее опасно, чем мошенничество», - задает он риторический вопрос.
Тем не менее, оснований для признания статьи 159.4 неконституционной он также не видит, поскольку та отличается не субъектным составом, а скорее способом совершения преступления. В связи с этим, конституционный принцип равенства всех перед законом вряд ли можно считать нарушенным. Кроме того, оценивать степень общественной опасности того или иного деяния - не компетенция Конституционного суда, отмечает эксперт.
В сентябре прошлого года СКР призвал отменить еще одну законодательную норму, положительно повлиявшую в свое время на настроения предпринимателей. В 2011 году усилиями тогдашнего президента Дмитрия Медведева, пожелавшего "перестать кошмарить бизнес", силовикам было запрещено возбуждать уголовные дела, связанные с нарушениями налогового законодательства, без представления ФНС.
Законопроект, внесенный от имени Владимира Путина, который, в отличие от СКР, правом законодательной инициативы обладает, предлагает снова развязать МВД, ФСБ и собственно СКР руки. В качестве объяснения этой инициативы предъявлялась статистика, показывающая существенное снижение количества подобных уголовных дел.
На сегодняшний день этот документ принят Госдумой в первом чтении. В июне усилиями предпринимательского сообщества с устного согласия президента законопроект удалось несколько смягчить. Предварительно процедура будет следующей: СКР обязан будет направить запрос в Налоговую, а та должна сообщить, проводилась или проводится ли в отношении подозреваемого проверка. Однако, ориентироваться на ответ ФНС следователю будет необязательно. Такие поправки, вероятно, оформят ко второму чтению документа, дата которого, к слову, пока не назначена.

Поделиться: