11:3026.11.14

Как Белоруссия зарабатывает на российском продуктовом эмбарго

Как Белоруссия зарабатывает на российском продуктовом эмбарго

В августе Россия в ответ на международные санкции ввела запрет на импорт молочной, мясной, рыбной продукции, а также овощей и фруктов из ЕС, США, Канады и Австралии. А уже в сентябре в Белоруссии, судя по данным Государственного таможенного комитета (ГТК) республики, случился молочный бум: импорт молочных продуктов из стран дальнего зарубежья вырос по сравнению с тем же месяцем прошлого года в 117 раз, овощей и фруктов - более чем в 2 раза. Ввоз рыбы тоже заметно вырос (см. инфографику). При этом экспорт тех же продуктов в Россию, по оценке ГТК, растет более низкими темпами, а по данным Федеральной таможенной службы (ФТС), и вовсе снижается. Данные достоверны, ошибок нет, подтвердили «Ведомостям» представители ГТК и ФТС.
«Ведомости» отправились в Белоруссию разбираться, чем вызван рост спроса на запрещенную в Россию еду и откуда берется разница в данных белорусской и российской таможни.
Дело в импорте
«С тех пор как появился Таможенный союз, попробуй еще учти, сколько и чего от нас к вам вывезено», - шутит таможенный брокер из Белоруссии. Таможенного контроля между Россией и Белоруссией нет, и фактически данные об объеме торговли между двумя странами оседают в налоговых органах, которым импортеры обязаны уплатить НДС. Постоянно получается, что продуктов из Белоруссии в Россию, по данным ГТК, поставляется гораздо больше, чем по данным ФТС. Этому есть несколько причин, объясняет собеседник «Ведомостей». Во-первых, Белоруссия записывает в свой экспорт всю продукцию, отправляющуюся с ее территории в соседнюю страну, а Россия записывает импорт на счет той страны, которая произвела продукт. Во-вторых, есть серьезные погрешности в учете: белорусские компании, многие из которых частично или полностью принадлежат государству, отчитываются о своей деятельности гораздо точнее, чем их российские контрагенты, считает брокер. А с момента введения Россией продуктовых санкций с учетом стало еще сложнее: и импортерам, и экспортерам невыгодно показывать, откуда на самом деле приехали продукты и в каком количестве, и внешняя торговля уходит в тень, добавляет он.
Если не посчитать, то хотя бы проконтролировать, что везут из Белоруссии в Россию бесчисленные грузовики, пытается Россельхознадзор. Ведомство 11 августа открыло шесть фитосанитарных постов на въезде в Россию и проводит проверки на плодоовощных рынках и оптовых базах граничащих с Белоруссией областей. «На посту останавливается фура, на которую укажет сотрудник Россельхознадзора, но мы проверяем наличие документов и осматриваем доступную часть груза на предмет соответствия этим документам», - рассказала «Ведомостям» замначальника отдела карантинного фитосанитарного контроля на государственной границе и фитосанитарного надзора территориального управления Россельхознадзора по Брянской и Смоленской областям Нина Анищенкова. В присутствии корреспондентов «Ведомостей» инспектор осмотрел фуру с картофелем (раньше картошку белорусы не фасовали и не маркировали, а теперь упаковывают в мешки и привешивают бумажки с маркировкой) и три фуры с продукцией компании «Санта-Бремор» - мидиями и подкопченным лососем, еще четыре машины с логотипами этой компании проехали без осмотра. В этот раз нарушений инспектора не выявили.
Всего же за день сотрудники осматривают около 50 грузовиков и фиксируют 1-2 нарушения, рассказывает Анищенкова. Это гораздо меньше, чем было в августе, сразу после введения санкций, отмечает она. Тогда в Россию шли продукты вообще без маркировки или с явно недостоверной маркировкой. Опытные сотрудники, по 10 лет проверяющие грузы, узнавали в овощах и фруктах с этикетками Made in Belarus голландскую капусту и испанские сливы. Сейчас хорошо знакомая их глазу плодоовощная продукция приходит с сертификатами тех стран, которые раньше не были в числе крупных экспортеров, - Марокко, Албании, Боснии и Герцеговины, Сербии, говорит Анищенкова.
Белорусы стали четко оформлять документы на растаможенные грузы - в них страной происхождения товара указана Белоруссия или другие страны, не подпадающие под санкции, рассказывает Анищенкова. Но нередко в этих документах инспектора находят нарушения, показывающие, что сотрудники, выдававшие сертификат, в фуры даже не заглядывали. Например, одним из последних нарушений был груз яблок, приехавший с сертификатом на груши, продолжает Анищенкова.
Больше всего нарушений в документах, оформленных компанией «Белтаможсервис», говорит она. Это крупнейший в Белоруссии экспортер, государственная компания, занимающаяся таможенным оформлением грузов. Грузы, следующие в Россию через Белоруссию, по правилам Таможенного союза можно растаможивать в любой из этих стран. Сейчас импортеры предпочитают проходить таможенную очистку именно на территории Белоруссии, рассказывает Анищенкова. Об этом позволяет судить то, что после введения санкций загруженность складов временного хранения на территории Смоленской области снизилась в 10 раз - с 60 машин до шести.
Менеджер крупного белорусского предприятия советовал «Ведомостям» присмотреться к складам временного хранения «Белтаможсервиса». Удивительно, что на них заходит столько продуктов из стран ЕС, а выходит очень много продукции из стран, не подпавших под эмбарго, объясняет он. Об этом же говорит и один из сотрудников Россельхознадзора. Однако разобраться с этими странностями «Ведомостям» не удалось. Руководство «Белтаможсервиса» пообещало «Ведомостям» прокомментировать ситуацию позже, на строго охраняемые склады компании корреспондентов газеты не пустили. По документам нарушений с продукцией нет, что привозят, то и оформляют, возражает сотрудник ГТК Белоруссии.
В цифрах результаты проверок Россельхознадзора с 11 августа по 12 ноября выглядят так: из проверенных 90 000 т 72% было растаможено или произведено в Белоруссии - примерно в равных долях. Растаможенная продукция, судя по документам, была произведена в не подпавших под продуктовое эмбарго Турции, Македонии, Албании, Израиле, Чили, Сербии, Марокко, Боснии и Герцеговине и даже ЮАР.
Из 5660 партий нарушения были только в 213. В 80% случаев проблема заключалась в ввозе продукции вообще без фитосанитарных сертификатов и маркировки - в основном картофеля, моркови и свеклы.
В остальных случаях запрещенную продукцию пытались выдать за разрешенную. Больше всего случаев, когда в выданных белорусской стороной фитосанитарных сертификатах была указана одна страна происхождения товара, а на маркировке - другая. Например, молдавские и польские, венгерские, итальянские и испанские овощи и фрукты были записаны как белорусские, нидерландский салат - как израильский, польский перец - как македонский, было несколько случаев, когда белорусские фитосанитарные сертификаты оказались просто подделкой.
«На части специально удалена маркировка, причем очень криво: ящики ободранные, но на них остались кусочки приклеенных раньше этикеток с отчетливыми надписями «Испания», «Польша», - рассказывает о том, как выглядит типичная проблема с маркировкой, начальник управления фитосанитарного надзора Россельхознадзора Александр Исаев.
Но это только малая часть реальных нарушений, сокрушается сотрудник Россельхознадзора, попросивший об анонимности. «Наш осмотр поверхностный. Попросить залезть вглубь фуры инспектора не имеют права по законодательству Таможенного союза, поэтому снаружи перевозчики кладут нормальный товар, а внутрь закопать могут что угодно», - объясняет он. «Все белорусское направление перекрыть мы не можем», - признает Исаев.
Экспорт на вылет
Одним из самых распространенных способов ввоза запрещенных продуктов в Россию до недавнего времени был ложный транзит в Казахстан. Из проверенных Россельхознадзором грузов 20% по документам отправлялось именно в эту страну - участницу Таможенного союза, причем содержали они исключительно продукты из ЕС и Молдавии, запрещенные к ввозу в Россию, указано в сообщении управления Россельхознадзора по Брянской и Смоленской областям. Товары, поступающие в Белоруссию из Европы, проходят в республике таможенную очистку и с белорусскими сертификатами направляются через Россию якобы в Казахстан, однако есть подозрения, что до точки назначения они не доезжают, оседая на плодоовощных базах и рынках России, жаловалась «Ведомостям» Анищенкова. Доказать это не получается, потому что законодательством Таможенного союза не предусмотрен входной и выходной контроль транспортных единиц, перемещаемых между странами - участницами Таможенного союза, и отследить, где этот груз выгрузился, практически невозможно, но косвенные доказательства есть. «Недавно у нас был случай с продукцией из Польши с польским и белорусским сертификатами, выданными на Казахстан, в Петропавловск. Мы дали указание, чтобы инспектора проставляли штампик на сертификатах этой транзитной продукции. 24 октября эта машина въехала в Псковскую область, и там сделали отметку. Через три дня, 27 октября, та же самая машина с тем же самым номером с теми же самыми документами и ассортиментом продукции пыталась въехать через Брянск. Эти люди настолько невнимательны, что даже не обратили внимание на то, что у них на сертификате уже стоит наш штамп. Понятно, что за три дня машина никак не могла доехать до Казахстана, разгрузиться, приехать обратно, еще раз загрузиться и выехать опять. Мы уже запросили у Казахстана информацию, сколько таких машин к ним пришло, сколько они зафиксировали и проконтролировали, но, к сожалению, пока никакого ответа нет», - рассказывал «Ведомостям» Исаев. В конце прошлой недели Россельхознадзор попытался прикрыть эту лазейку для недобросовестных импортеров, потребовав, чтобы транзитные грузы из ЕС в Казахстан оформлялись исключительно на российской границе.
Не съедим, так переработаем
Но все же большая часть продуктов, импортированных в Белоруссию, становятся белорусскими на вполне законных основаниях. Еще в момент введения продуктового эмбарго президент республики Александр Лукашенко призвал местных производителей «шевелиться» и «заработать деньги», увеличив поставки продуктов в Россию. А производить их нужно из подешевевшего европейского сырья, уверен Лукашенко.
Поэтому эксперта молочной отрасти Татьяну Рыбалову данные белорусского ГТК о поразительном росте импорта молочных продуктов не удивляют. «Белорусы сразу заявили о том, что будут закупать подешевевшее из-за российских санкций европейское молоко, чтобы производить из него сыры и сухое молоко, а собственную продукцию отправлять в Россию. На производство сыра очень много молока расходуется - в соотношении 8 к 1», - объясняет она. «Наши заводы увеличивают закупки в Европе, стараются произвести как можно больше сыра, чтобы обеспечить всю Россию», - соглашается сотрудник минского государственного Института мясо-молочной промышленности. Возможности для этого у них есть из-за недозагруженности производства: например, до санкций в год белорусские предприятия производили 140 000 т сыров, но могут увеличить производство почти в 1,5 раза до 200 000 т, рассказывает собеседник «Ведомостей».
Белорусские предприятия ввозят молоко из Латвии, Польши и Литвы, а в Россию «по весу» молочных продуктов импортируется гораздо меньше, потому что белорусы используют сырье для производства сыров, сухого молока и делают запасы, объясняет замруководителя территориального управления Россельхознадзора Антонина Гарпенко. Увеличится и импорт мяса: раньше на импортном сырье мясные комбинаты Белоруссии вообще практически не работали, а сейчас начали потихоньку его ввозить, считает она.
Руководитель Россельхознадзора Сергей Данкверт особо отмечал две компании, увеличившие поставки подешевевшего европейского сырья. По его данным, в сентябре компания «Санта-Бремор» резко нарастила поставки рыбы из Норвегии, а компания «Савушкин продукт» - молочной продукции из Польши. К примеру, «Савушкин продукт» в июле завез 12 партий на 260 т, а с 1 по 15 ноября, за две недели, - 140 партий более чем на 3000 т, в октябре они завезли более 8000 т, в августе - 7500 т. Закупки пастеризованного сырья в ЕС выросли, поставки готовой продукции в Россию за август - сентябрь увеличились на 25%, говорила месяц назад пресс-секретарь «Савушкина продукта» Елена Бабкина. Сейчас компания эту тему не комментирует, заявила «Ведомостям» ее заместитель. Не стали обсуждать объемы производства и поставки в Россию и в «Санта-Бреморе», представитель компании пообещал прокомментировать ситуацию позже. Обе компании принадлежат Александру Мошенскому, которого местные СМИ называют близким к Лукашенко.
«Санта-Бремор» полностью восстановил объемы производства, упавшие после запрета на ввоз рыбы из Норвегии в Россию и фактической остановки перерабатывающего завода в подмосковном Ногинске, рассказывает один из партнеров компании. Предприятию удалось это сделать за счет расширения производства в Бресте, на границе с Польшей, так что теперь рыбная продукция под маркой «Русское море» производится в Белоруссии, говорит он.
Корреспондентам «Ведомостей» посетить предприятия в Белоруссии не удалось: руководство отказывалось принимать журналистов, узнав, что их интересуют объемы производства и импорт в Россию. Представитель крупного предприятия «Оршасырзавод» рассказала «Ведомостям», что их завод с Россией работает в минимальных объемах - поставляет полусырье и маленькие партии мороженого и по обоим направлениям объемы поставок в последнее время не менялись.
Заместитель генерального директора витебского ОАО «Молоко» Раиса Волошко заявила «Ведомостям», что их предприятие закупки европейского сырья не увеличивало. Она вообще считает, что ажиотаж вокруг увеличения поставок белорусской продукции в Россию «создан журналистами»: «У нас ничего не поменялось, мы как работали стабильно, так и работаем, и почти все так и работают в Белоруссии». «А зачем увеличивать? - удивляется она. - Что, у вас из Европы чего-то не стало и вы на полках заметили, что чего-то не хватает?» Белорусские поставщики молочных продуктов практически полностью возместили российским сетям недостаток в европейских продуктах, признались «Ведомостям» представители крупных сетей.

Поделиться: