16:2115.12.14

Куда пойдет Турция

Куда пойдет Турция

14 декабря 2014 года уже окрестили в Турции «Черным воскресеньем». В стране в очередной раз прошли массовые аресты. На это последовала жесткая реакция США и Евросоюза
На этот раз задержали около 30 представителей СМИ и сотрудников полиции. Среди них главный редактор крупнейшей турецкой газеты Zaman Экрем Думанлы, глава телеканала Samanyolu Хидайет Караджа, продюсеры этого телеканала Салих Аслан и Энгин Коч, сценарист телевизионных программ Макбуле Чам, а также бывший глава Стамбульского департамента полиции по борьбе с терроризмом Туфан Эргюдер и старшие офицеры полиции нескольких провинций. По словам прокурора Хади Салихоглу, арестованные обвиняются в участии в террористической группировке, мошенничестве и клевете, а также в подготовке к перевороту. «Подрывные действия велись на протяжении последних десяти лет, но нам удалось устранить все эти планы и замыслы», - говорит министр иностранных дел Турции Эфкан Алы.
И, как ни странно, в чем-то министр может быть и прав. Нынешние аресты рассматривают как элемент борьбы президента Эрдогана и его окружения против популярного мусульманского проповедника Фетхуллы Гюлена и возглавляемого им движения «Хизмет». А если брать глубже - как часть внутреннего конфликта в правящей партии. Как уже не раз писали тюркологи, «Партия справедливости и развития» состоит из ряда различных группировок и фракций, которые объединяли, по сути, лишь две общие цели: желание прийти к власти и свергнуть кемалистов (сторонников жестко-светской модели развития Турции, выступавших против любого проявления исламизма в политической жизни страны). И сейчас, когда обе цели выполнены, в партии началась острая внутренняя дискуссия о курсе развития страны и роли Эрдогана в его формировании. Многие недовольны авторитарными методами премьера и его нежеланием советоваться с уважаемыми людьми по ключевым политическим и экономическим вопросам страны. Премьер же отвечает на эти волнения так, как умеет - превентивными операциями и чисткой национальных элит. Некоторые политологи рассматривают эту чистку как положительное для Турции явление - в отличие от «дела Эргенекона», где под раздачу попали светские силы, жертвами нынешних арестов стали сторонники достаточно радикальных исламистских взглядов. Убрав их с общественного поля, президент его тем самым стабилизирует.
Однако далеко не все согласны с такой точкой зрения. Значительная часть либерального турецкого общества рассматривает аресты как нарушение базовых прав и свобод человека (или по крайней мере использует их как предлог для критики против Эрдогана). «Мы стали свидетелями государственного переворота. Переворота против демократии», - говорит лидер оппозиционной Народной республиканской партии Кемаль Киличароглу. «Мы не приемлем никакого давления на медиа. Власть закона не может существовать в стране, где власть предержащие используют закон для того, чтобы снять с себя обвинения», - возмущается спикер партии Халук Коч, намекая на многочисленные коррупционные скандалы в нынешнем кабинете министров.
Не менее жесткая реакция на действия Турции пришла со стороны американских и европейских политиков, уже давно высказывающих недовольство внутренней и внешней политикой Эрдогана. Спикер Госдепа Джен Псаки прямо заявила, что «среди целей оказались средства массовой информации, которые открыто критиковали правительство». Европейцы же пошли дальше, увязав нынешние аресты с евроинтеграцией. «Подобные рейды и аресты ряда журналистов и представителей СМИ в Турции сегодня несовместимы со свободой слова в СМИ, являющейся основным принципом демократии... Эта операция противоречит европейским ценностям и стандартам, частью которых стремится стать Турция, - говорится в совместном заявлении двух ключевых в деле евроинтеграции Турции еврокомиссаров: главы европейской дипломатии Федерики Могерини и отвечающего за европейскую политику соседства вопросам расширения Йоханнеса Хана. - Мы напоминаем, что любой дальнейший шаг к принятию какой-либо страны-кандидата зависит от полного соблюдения закона и фундаментальных прав».
Таким образом еврокомиссары дают понять, что под вопросом находится не только сама евроинтеграция Турции, но и даже движение к ней. А в данном вопросе все прекрасно понимают, что движение важнее цели. Осознавая, что сама цель недостижима, турецкие власти использовали бесконечную процедуру евроинтеграции как предлог для проведения болезненных реформ в области экономики, политики и даже гуманитарной сфере. Так, даже снятие запрета на ношение хиджаба Эрдоган позиционировал как либерализацию турецкого общества.
Впрочем, эти угрозы для Эрдогана не столь страшны, как могли бы быть еще несколько лет назад. И не только потому, что президент превыше всего ценит свою собственную власть и не поставит ее под сомнение ни при каких обстоятельствах. Дело в том, что Турция постепенно разворачивает свою политику на восток. В чем-то Анкара похожа на Москву - ей не выделено достойное место в созданной и тщательно оберегаемой Западом мировой системе. И Эрдоган видит уникальные возможности изменить существующий порядок за счет сотрудничества с Россией и странами БРИКС, или хотя бы увеличить важность своей страны для Запада. И чем больше Турция будет уходить в Азию, тем меньше Анкара будет считать необходимым соблюдать в стране права человека в западном понимании этого термина. А значит новые аресты и дальнейшая зачистка турецкого политического поля могут стать неизбежными.
О важности для Турции восточного направления ее политики в интервью «Эксперт Online» рассказал тюрколог, старший преподаватель Дипломатической Академии МИД РФ Владимир Аватков.
Насколько важно для нынешней Турции интеграция в ЕС? Кажется, что с приходом Эрдогана к власти страна переориентируется на Восток.
Турция на протяжении многих лет стремится к интеграции в европейские структуры, однако с приходом к власти Партии справедливости и развития Республика больше стала развивать отношения с сопредельными государствами, в частности - с Россией. Это соответствует ее устремлению стать державой надрегионального уровня, закрепиться в сопредельных регионах как страна-лидер. В этом контексте выделяются две тенденции во внешней политике Турции - с одной стороны, это попытки сформировать идеологию тюркского мира, с другой же, попытки расширить контакты с БРИКС и Евразийским союзом. Все это вписывается в виртуальную несформулированную идеологию неоосманизма, базирующуюся на неопантюркизме и стремлении к расширению собственной роли в целом ряде регионов мира.
Ну а как это стыкуется с российскими интересами? Как в Турции воспринимают проводимую Россией евразийскую интеграцию и не стоит ли сейчас ожидать каких-то российско-турецких конфликтов в Средней Азии или на Южном Кавказе?
По сути, для российско-турецких отношений, которые на протяжении истории знавали немало сложностей, наступает время расстановки точек над i. В Турции отсутствует единое понимание евразийской концепции, зачастую под евразийством понимает пантюркзим. В России же во многом сформировалась единая государственная линия восприятия термина. В случае, если будут выработаны общие подходы к понятию, можно ожидать, что исторические разногласия уйдут на второй план, на первый же выйдет кооперация во имя будущего. Тогда же можно будет всерьез говорить о формах интеграции России и Турции на евразийском пространстве - о ШОС, ОДКБ, Евразийском Союзе, за которыми подтянется и БРИКС.
По сути, сложившаяся после декабрьского визита в Турцию В.В. Путина ситуация является историческим шансом для двух государств закрыть или, по крайней мере, прикрыть сложные страницы истории. Для этого многим придется поступиться, в частности Турции - пантюркистскими идеями. Но бонусы от такого рода нового евразийского союза затмят все минусы. Евразийский союз двух стран станет "страшным сном" для Европы, которая погрязла в кризисах, подчиняется США и теряет на глазах как Россию, так и Турцию.

Поделиться: