12:4510.04.15

Польша и Россия не могут договориться о длине памятника на месте крушения Ту-154

Польша и Россия не могут договориться о длине памятника на месте крушения Ту-154

В пятницу исполняется пять лет со дня авиакатастрофы под Смоленском, в которой погиб президент Польши Лех Качиньский. Спустя годы после трагедии начал разгораться конфликт из-за памятника на месте крушения борта номер один. Российская сторона недовольна размерами стелы, которая по предложению поляков в длину составляет 115 м. Варшава возмущается, что Россия предлагает взамен поставить в Польше памятник солдатам-красноармейцам.
Пять лет назад под военным аэродромом Смоленск-Северное разбился самолет Ту-154. На его борту находились президент Польши Лех Качиньский и члены польского правительства. В пятницу здесь пройдет памятная церемония. Как стало известно «Газете.Ru», Польша будет представлена делегацией во главе с министром культуры Малгожатой Омилановской. Помимо чиновников в делегацию войдут родственники погибших. Ровно в 10.14 на место крушения будут возложены цветы, пройдет траурная церемония.
На месте крушения уже два года назад должен был быть установлен памятник, однако до сих пор работа находится на стадии согласования проекта. Обе стороны не могут договориться о размере монумента.


«К сожалению, в настоящий момент не окончательно согласован с польской стороной проект памятника, в частности, по причине необходимости сокращения его длины, на что польской стороне с 2012 года неоднократно указывалось, приводилась детальная аргументация», - сообщила «Газете.Ru» заместитель министра культуры Анна Манилова.
Мемориальная стена у березы
Об установке памятника еще в 2011 году договорились лидеры России и Польши Дмитрий Медведев и Бронислав Коморовский. «Выбранный вариант памятника будет обязательно согласован с российской стороной», - пообещал тогда Коморовский. Была создана комиссия, объявлен международный открытый конкурс на лучший проект. Скульпторы прислали свыше 90 работ из России, США, Польши и Литвы. В итоге был выбран лучший, на взгляд жюри, монумент авторства трех скульпторов - Анджея Солыги, Дариуша Смиховского и Дариуша Коморека.
Памятник представляет собой черную стену высотой 2 м и длиной 115 м с именами погибших.
В месте, где будут высечены имена жертв авиакатастрофы, стена будет прерываться. Через проем можно выйти непосредственно к месту катастрофы. Его предполагалось также оформить плитами черного гранита, только уложенными горизонтально. Проект предполагает сохранение символических элементов, связанных с трагедией, - березы, в которой застряли обломки самолета, камня-обелиска и креста.
Российская сторона в лице Министерства культуры, увидев в марте 2013 года, за месяц до намеченной даты открытия памятника, предложенный проект, попросила сократить его длину.
«Сразу после конкурса к нам поступили предложения польской стороны о многократном увеличении размеров мемориала», - говорит Манилова. На этом переговоры забуксовали.
«Мы неоднократно информировали коллег о невозможности установки монумента подобного размера и необходимости его сокращения до 40 м в длину, - говорит замминистра культуры Манилова. - Это не прихоть министерства - необходимо учитывать требования к безопасности полетов, нормативы, накладывающие определенные ограничения на объекты, находящиеся вблизи аэродромов, а также утвержденные планы развития аэродрома».
Не исключено, что причиной конфликта стало непонимание. В 2013 году шла переписка между Маниловой и ее коллегой, замминистра культуры и национального наследия Польши Моникой Смолень (копия есть в распоряжении редакции). В письмах Смолень указывает, что регламент международного конкурса на лучший проект памятника отводит под него площадь 400 кв. м. Вот скульпторы и использовали весь объем. Но Манилова в ответном письме сообщает, что эта территория отводится на весь проект, который помимо памятника предполагает ландшафтно-архитектурное оформление мемориальной зоны.
Монумент двигают к заводу
В переписке между заместителями министров культуры двух стран также говорилось, что размещение памятника вдоль траектории падения Ту-154 не представляется возможным. Манилова сообщала, что вопрос об установке мемориала был обсужден с Минобороны РФ и администрацией Смоленской области. С учетом норм годности к эксплуатации аэродромов было выбрано место, где монумент не будет мешать военным самолетам. Это участок, примыкающий к территории ОАО «Смоленский авиационный завод», говорится в письме. «При этом территория, на которой будет располагаться монумент, не должна превышать 40 х 10 м (с ограничением памятника до 5 м)», - указано в письме.
Судя по спутниковым картам, завод располагается буквально в 100 м от парковки самолетов.
Однако линия забора не прямая, там есть несколько участков, где мог бы встать памятник.
В правительстве Смоленской области «Газете.Ru» заявили, что ожидают окончательного утверждения проекта монумента, после чего уже можно будет говорить о территории, где его можно было бы установить.
Комментарий представителя ВВС Минобороны РФ не удалось получить. На запрос ведомство не ответило.
Замминистра культуры России Манилова сообщила, что они не раз приглашали польских коллег приехать в Москву на переговоры и найти устраивающее всех решение, но встреча так и не состоялась. «Мы ожидаем приезда польских коллег в конце апреля. Надеемся, что откровенный разговор с ними поможет продвинуться в решении спорных вопросов», - добавила «Газете.Ru» Манилова. Она заверила, что Минкультуры России по-прежнему заинтересовано в скорейшем завершении данного проекта и полностью открыто к любым переговорам по этому вопросу с представителями министерства культуры и национального наследия Польши.
«Уверены, что память о погибших должна быть достойно увековечена, российская сторона приложит все усилия для достижения этой цели», - подчеркнула Манилова.
По словам польских собеседников «Газеты.Ru», знакомых с ситуацией, конкурс и переговоры шли вполне поступательно до вступления в должность министра культуры РФ Владимира Мединского в 2012 году. «На данный момент российский Минкульт предлагает сократить длину стены на 40 м, польский минкульт урезать размер памятника на две трети не соглашается», - говорит источник. Сейчас обе стороны не могут назвать даже приблизительные сроки согласования проектов и начала работ.
Заболоченные задворки аэродрома
В числе международного жюри, которое выбирало победителя, было двое россиян - скульптор Юрий Волчок из НИИ теории архитектуры и градостроительства и московский искусствовед Валерий Перфильев. Скульптор Волчок рассказал «Газете.Ru», что авторы проектов пытались вписать памятник в место трагедии. «Среди заявок на конкурс было много достойных вещей - часовня, еще один памятник, на который мы согласились, но потом ходили-ходили и передумали. Там такая местность, что, как ни поставь памятник, всегда получается, что он стоит спиной к месту крушения. А эти скульпторы предложили умную вещь - огородить место крушения такой стеной», - говорит Волчок.
Еще одной деталью, волновавшей жюри, было мнение польского народа, которое весьма неоднородно в своих политических взглядах и оценке крушения Ту-154.
«Но этот проект всех примирил», - отмечает скульптор.
Он считает, что споры вокруг территории установки монумента раздуты. «Это задворки аэродрома и завода, местность там заболоченная, так что какое имеет значение длина монумента? Он же не в центре Смоленска будет установлен. Плюс поляки были готовы туда проложить дорогу, которая тоже необходима», - говорит Волчок.
Генеральный директор ассоциации гражданской авиации «Аэропорт» Виктор Горбачев поразился размерам монумента. «Боже мой! Что-то это многовато», - отреагировал он, услышав про длину. Горбачев сразу вспомнил, что поляки постоянно ищут вину российских диспетчеров в крушении. «Они ищут всё какие-то запятые, всё хотят найти нашу вину в этой катастрофе. Непонятная вещь, когда уже всё доказано, документально зафиксировано», - говорит он. При этом Горбачев не считает, что стена может повлиять на авиационную безопасность: «Это не гражданский, военный аэродром, так что там не так много взлетов и посадок. В конце концов, можно же не прямо по курсу взлетной полосы поставить, можно сместить влево или вправо на полкилометра. Если говорить о высоте, то тут тоже есть ограничения. Нельзя ставить пяти- или десятиметровые стелы. А вот гигантоманией не надо увлекаться».
Стоит отметить, что на этой неделе появились расшифровки переговоров из кабины пилотов Ту-154. Судя по ним, рядом с летчиками находился посторонний, предположительно главнокомандующий ВВС Польши Анджей Бласик. Исследователи записи считают, что Бласик сказал следующую фразу: «Это факт, мы должны это сделать, до конца». Чуть позже, на высоте 300 м над землей, он произнес: «Поместишься. Легко». Сам пилот за 15 минут до крушения борта предлагал уйти на запасной аэродром Минск или Витебск и предлагал вернуться в салон неустановленному третьему лицу.
Скандал с «обменом памятниками»
В настоящее время в Польше недовольны предложением российского министра Владимира Мединского совершить «обмен памятниками». На встрече в конце марта с послом Польши в России Катажиной Пелчиньской-Наленч Мединский заговорил о необходимости максимального упрощения бюрократических процессов, связанных с созданием мемориалов, и предложил поставить памятник полякам, павшим на Бородинском поле. В свою очередь, отметил Мединский, Польша могла бы установить мемориал на Раковицком кладбище в Кракове, где погребено более 1,2 тыс. солдат Красной армии, погибших в 1919-1920 годах. Тогда же российский министр вспомнил и про памятник на месте гибели Леха Качиньского, выразив надежду, что переговоры в конце апреля завершатся удачно.
Мэр Кракова Яцек Майхровский уже заявил, что Раковицкое кладбище не лучшее место для подобной инициативы. Он назвал солдат Красной армии захватчиками и заявил, что горожане не поклоняются подобным памятникам.
Глава МИД Польши Гжегож Стехына отметил, что нельзя сравнивать памятник на месте крушения Ту-154 и монумент на кладбище для солдат Красной армии. Смоленская стела «очень символична» для поляков, «это была большая потеря для государства», цитирует Стехыну польская газета Wyborcza. А вот говоря о памятнике для красноармейцев, «надо понимать», что речь идет о «заключенных, которые были взяты в плен и умерли в основном от тифа», заявил глава польского министерства.

Поделиться: