16:3014.04.15

Члены КПРФ требуют политического перепозиционирования партии

Члены КПРФ требуют политического перепозиционирования партии

В КПРФ крайне неудовлетворены результатами последних выборных циклов и рассматривают возможность нового политического позиционирования партии. Источник в аппарате партии рассказал «Газете.Ru», что в течение многих лет остается второй по силе партией, но возможности для реального влияния на принятие ключевых решений весьма ограничены. Это и вызывает определенное брожение в рядах сторонников Геннадия Зюганова.
Дискуссии о том, что партии необходимо поменять свою идентичность среди партийцев идут практически открыто. По словам источника «Газеты.Ru» в аппарате партии, проблема поднималась на пленуме в конце марта. А на прошлой неделе на школе партийного актива партии с идеей смены политического позиционирования партии выступил член президиума, секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов.
Своим молодым товарищам по партии он заявил, что нынешний статус КПРФ в среднесрочной перспективе может привести просто вытеснению партии с политического поля. По словам коммуниста, его товарищам по политической борьбе все сложнее отвечать на вопросы потенциальных избирателей о достижениях КПРФ за 25 лет в парламенте.
Обухов ссылается на данные опроса ФОМ 2013 года, согласно которому, 59% опрошенных видят в коммунизме больше положительных сторон, чем отрицательных, а 43% хотят при нем жить. Но на реальных выборных результатах партии это фактически не отражается. В условиях последнего выборного цикла перед федеральными выборами в Госдуму это ситуация не может устраивать партию.
Коммунисты, по мнению секретаря ЦК, сталкиваются с проблемой политического безразличия своих избирателей.
Напомним, что партия, даже несмотря на поддержку внешнеполитического курса Москвы, провалилась на выборах в парламентах Крыма и Севастополя. В целом же, по итогам прошедших выборов 14 сентября 2014 года общее число депутатов КПРФ в региональных парламентом снизилось на 17 человек. Наибольшие потери оказались характерны для Тульской области, где число парламентариев-коммунистов уменьшилось на 8 человек.
Правда, были и определенные успехи. В частности, в апреле 2014 года представитель КПРФ Анатолий Локоть выиграл выборы мэра Новосибирска. На выборах в Мосгордуму победу одержали 5 депутатов-коммунистов. Тем не менее, даже с учетом этого партия не может улучшить свой результат настолько, чтобы влиять на федеральную политику государства, объясняет собеседник «Газеты.Ru» в аппарате КПРФ.
Первый заместитель председателя ЦК КПРФ Иван Мельниковв комментарии «Газете.Ru» также признал трудности политического позиционирования, но выразил уверенность, что они связаны не с внутренними проблемами самой партии: «Очевидно, что и ветер, и ландшафт относительно всего, что происходило в последние лет десять, изменились серьезно».
Несмотря на революционную риторику, КПРФ во главе с бессменным лидером Геннадием Зюгановым все годы существования в новой России старалась избегать радикализма в действиях.
Руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев считает, что на примере Компартии можно увидеть общую проблематику левого движения России: «В условиях постсоветского общества сложилось так, что постимперское чувство оскорбленного патриотизма для левой публики оказалось не менее важным, чем социальная проблематика». Повестка КПРФ, в результате, оказалась «гибридной», социальная идеология сочетается с «агрессивно-патриотической».
За прошедший год федеральная власть «фактически реализовала патриотическую программу левых», и именно поэтому, по мнению политолога, у КПРФ стал исчезать собственный электорат.
Мельников заявил «Газете.Ru», что в его партии осознание того, внешнеполитическая повестка выдавит внутриполитическую пришло еще в апреле 2014 года: «На этом фоне неизбежно поднимается партия власти, неизбежно возникают трудности у той оппозиции, которая поддерживает внешний курс. И мы в целом вовремя перешли на более сбалансированную работу по внешней и внутренней повестке, не увлекаясь чрезмерно первой».
Однако, по словам Обухова, его партия оказалась в «ловушке»: «Мы не могли не поддерживать внешнюю политику нашего государства на Украине и в итоге поставили под удар наше позиционирование в качестве оппозиционной партии, предлагающей альтернативу как внутриполитическому, так и внешнеполитическому курсу власти».
По мнению Обухова, КПРФ должна работать над имиджем «оппозиции, стремящейся прийти к власти» или же «второй партии власти». «Нам необходимо демонстрировать нашу альтернативность во всем. Мы выступаем за отставку правительства, которое хуже санкций, а также предлагаем альтернативные варианты бюджета», - описывает контуры возможной программы Обухов.
Из того, что, по его мнению, можно достичь реально - это провести идею коалиционного правительства, а также собственные законопроекты посредством «использования сложившихся противоречий во власти». Так, коммунист считает возможным сотрудничество по ряду инициатив с Общероссийским народным фронтом (ОНФ).
Так, в конце марта Обухов и его коллега Валерий Рашкин предложили ОНФ поддержать их законопроект, направленных на запрет бюджетных трат на пиар для чиновников. Обухов говорит, что подобное сотрудничество рассматривается еще по двум законопроектам, однако сетует на то, что пока Фронт не склонен «решать накопившиеся проблемы госуправления системно».
В свою очередь, Иван Мельников более осторожно полагает, что сейчас можно ограничиться задачей дистанцироваться от целостного образа Госдумы: «К сожалению, СМИ часто преподносят инициативы от имени «всей Думы». В результате, многие граждане не различают фракций, позиций». Чтобы справить с подобным эффектом, по мнению политика, надо спокойно разъяснять гражданам позицию своей фракции лично и через печать.
Однако эксперты неоднозначно оценивают перспективы перепозиционирования коммунистов. «Не очень понимаю, что им делать в нынешнем виде и с нынешним иконостасом лидеров», - размышляет Кынев. Политолог обращает внимание, что КПРФ оппонирует конкретным чиновникам, но не генеральной линии в принципе. Это не позволяет им выглядеть системной альтернативой. Этот отпечаток переносится и на региональные кампании коммунистов.
«Оставаться же чем-то вроде альтернативной партии сторонников Папы Римского при наличии его официального фан-клуба странно», - размышляет эксперт.
При этом среди членов КПРФ в регионах немало бизнесменов, которые признаются что это единственная оппозиционная партия, которая реально защищает интересы малого и среднего бизнеса. При этом идеологии партии они не разделяют. «Ну какой я коммунист», - иронизирует в разговоре с «Газетой.Ru» один из региональных предпринимателей. Но стать классическими «еврокоммунистами» они тоже не могут, поскольку это потребовало бы избавления от национал-патриотического уклона со всеми вытекающими последствиями.
Генеральный директор Института приоритетных региональных проектов Николай Миронов напоминает, что, по данным опросов, КПРФ остается самой популярной из оппозиционных партий. Однако у коммунистов по-прежнему ограничен электорат. Одного «идеологического апгрейда» для решения проблемы будет мало, КПРФ необходимо проявить «политическую волю»: «Им нужно продемонстрировать готовность бороться за свои идеи и реально побеждать, не идя на компромиссы с властью».
По-разному оценивают эксперты и перспективу идеи «коалиционного правительства».
Кынев напоминает, что подобные проекты уже обсуждались в разное время, но ни к чему не привели. С другой стороны, Миронов предполагает, что хотя тема вряд ли будет поддержана сразу, в перспективе такое переформатирование правительства выгодно всем парламентским партиям, в том числе и «Единой России», которая сейчас «сетует», что их не слушают министры.

Поделиться: