16:0024.04.15

Фонд Клинтонов финансировался из средств, полученных от российской компании

Фонд Клинтонов финансировался из средств, полученных от российской компании

Хиллари Клинтон и ее супруг Билл могли получать финансирование из средств, пришедших из России. Как выяснила американская пресса, Госдепартамент в период, когда им руководила Хиллари, одобрил сделку по продаже компании Uranium One госкорпорации «Росатом», после чего бывшие владельцы проданной фирмы начали щедро вкладываться в фонд Клинтонов. Щекотливость ситуации в том, что Россия в результате получила до 20% американских урановых запасов.
Не успела Хиллари Клинтон объявить о своем участии в будущих выборах президента США, как в американской прессе разразился первый скандал с ее участием. Дополнительную остроту ситуации придает то, что он связан с российскими деньгами, а шум подняло издание The New York Times, известное симпатиями к Демократической партии, которую представляет сама Клинтон.
Речь в масштабном расследовании, проведенном журналистами, идет о том, как российская госкорпорация «Росатом» купила канадскую уранодобывающую компанию Uranium One, и о том, на что пошли средства, вырученные бывшими владельцами от этой сделки.
Переход под контроль «Росатома» занял почти четыре года. Начался он в июне 2009 года с приобретения 16,6% акций компании. Год спустя россияне увеличили свою долю до 51% и, наконец, в январе 2013 года стали единоличными владельцами канадской компании.
Интересы США эта сделка затрагивала напрямую, так как Uranium One контролировала до 20% американского производства урана.
И поскольку уран является стратегическим сырьем, в соответствии с американскими законами продажа компании в собственность иностранцам должна была получить одобрение сразу нескольких правительственных структур. Одной из них был Госдепартамент, которым в те времена руководила Хиллари Клинтон.
И тут начинается самое интересное. Журналисты The New York Times обращают внимание на то, как активно после заключения сделки средства потекли в фонд Клинтонов. И потекли не откуда-нибудь, а из кошельков бывших владельцев Uranium One. По подсчетам авторов статьи, речь может идти о суммах до десяти миллионов долларов США.
Самое главное, что Клинтоны не сообщили об этих вложениях, несмотря на то что сама Клинтон во время президентской кампании 2008 года достигла договоренности с Бараком Обамой о публичном оглашении имен всех доноров политической деятельности.
Еще свыше $31 млн фонду пожертвовал основатель компании Фрэнк Джиустра, который имеет давние связи с семейством Клинтон. В 2005 году в сопровождении Билла Клинтона он летал в Казахстан, где заключил с Нурсултаном Назарбаевым соглашение о разработке трех месторождений в этой стране. Деньги на счета фонда поступили несколько месяцев спустя.
Сам Джиустра уверял, что никаких посреднических услуг бывший президент США ему не оказывал, а все, что их объединяет, - исключительно филантропические соображения. На одном из благотворительных мероприятий, организованных на средства Джиустры, Клинтон заявил в своей обычной расслабленной манере: «Я люблю этого парня, и вы должны!»
Прямых доказательств того, что одобрение сделки по продаже канадской урановой компании было продиктовано финансовыми соображениями, журналисты не приводят. И дают слово представителям самой Хиллари, которые говорят о том, что далеко не все сделки получают оценку госсекретаря лично. Однако тут же противопоставляют этим словам мнения авторитетных экспертов, которые полагают, что в этом случае, когда к продаже было приковано самое пристальное внимание прессы и конгресса, решение принималось «на самом высоком уровне».
Еще один эпизод, попавший в поле зрения журналистов The New York Times, - лекция, прочитанная Биллом Клинтоном в Москве в июне 2010 года - как раз тогда, когда «Росатом» получил контрольный пакет акций Uranium One. По словам журналистов, которые ссылаются на российские правительственные СМИ, благодарность за нее выразил ему лично Владимир Путин.
А гонорар $500 тыс. выплатил банк «Ренессанс Капитал», который газета называет «связанным с Кремлем».
В то же время издание обращает внимание и на то, что геополитические условия в то время, когда заключалась сделка, кардинально отличались от нынешних: в самом разгаре была политика «перезагрузки», сотрудничество планировали развивать по всем направлениям, и атомная отрасль не была исключением.
С присоединением Крыма и вооруженным конфликтом на востоке Украины ситуация резко изменилась, и несколько зловещими для американского читателя могут прозвучать слова главы «Росатома» Сергея Кириенко:
«Немногие прежде могли представить, что мы будем контролировать 20% американских ресурсов».
Впрочем, в интервью изданию официальный представитель «Росатома» Сергей Новиков подчеркнул, что «покупка шахт в Вайоминге не была целью, целью было приобретение казахстанских активов, которые весьма привлекательны».
Главный же посыл самой статьи состоит не в том, что чета Клинтон финансируется российскими деньгами, а в том, что неразборчивостью в средствах Хиллари могла невольно поставить под угрозу национальную безопасность США.
Тем не менее, по мнению директора Центра изучения США имени Франклина Рузвельта Юрия Рогулева, публикация в The New York Times вряд ли негативно отразится на Клинтон, кроме того, истории с поступлениями денег иностранных доноров в фонд Клинтонов случались и раньше. В частности, упоминался украинский миллиардер Виктор Пинчук, близкий к Леониду Кучме, а также арабские шейхи.
«Фонд занимается глобальной деятельностью. Неудивительно, что деньги поступали из различных стран»,
- отмечает эксперт.
То, что расследование опубликовала газета The New York Times, которая традиционно считается близкой к демократам, особого значения не имеет, так как в последнее время, по словам Рогулева, издание старается быть более нейтральным и, находясь, как и многие печатные СМИ, в трудной ситуации, «не хочет отказываться от сенсационного материала».

Поделиться: