08:4514.05.15

«Лукойл» вышел из совместного проекта с американской компанией

«Лукойл» вышел из совместного проекта с американской компанией

Крупнейшая частная российская нефтяная компания «Лукойл» начала покидать свои проекты в Западной Африке - Lukoil Overseas вышла из глубоководного проекта Cape Three Points Deep Water (CTPDW) на шельфе Ганы. Об этом говорится в материалах американской компании PanAtlantic Exploration, партнера «Лукойла» по этому проекту.
PanAtlantic Exploration не относится к числу грандов американской нефтяной отрасли, до 2012 года она называлась Vanco Overseas Energy Limited. В материалах PanAtlantic не раскрываются причины выхода «Лукойла» из консорциума - у российской компании в нем 56,66%, PanAtlantic владеет 28,34%, остальные 15% у местной Ghana National Petroleum Corporation (GNPC). Скорее всего, не нашлось достаточных для рентабельной добычи объемов нефти и газа - «Лукойл» в прошлом году заявлял, что нашел нефть и газ на CTPDW, но объем открытий не сообщался. В марте 2015 года вице-президент компании по стратегии Леонид Федун заявил, что «Лукойл» может частично выйти из проектов в Западной Африке, так как крупных коммерческих открытий там не сделал.
В пресс-службе компании отказались комментировать выход «Лукойла» из ганского проекта, отметив, что не раскрывают запасов ганского месторождения, так как не получили соответствующего разрешения от министерства нефти Ганы (получало данные по окончанию буровых работ). Министерство нефти Ганы, GNPC и PanAtlantic не ответили на запросы «Известий». В процессе подготовки этой заметки информация о выходе «Лукойла» из проекта была удалена с сайта PanAtlantic Exploration.
«Лукойл» в качестве оператора вошел в проект CTPDW (площадь 5142 кв. км, находится в 50-100 км от берега на шельфе Гвинейского залива) в 2006 году. В 2009 году российская компания получила новую лицензию на местную добычу на 23 года. В 2010-2011 годах на блоке пробурены три скважины, открывшие нефтегазоконденсатное месторождение, но не выявившие промышленных запасов углеводородов. Новый этап разведочного бурения компания начала в мае 2014 года, а в сентябре завершила бурение четвертой скважины. После этого наступил «90-дневный период подтверждения запасов», указано в материалах PanAtlantic, и, судя, по всему, результаты неутешительные.
Об убыточности проекта свидетельствует и отчет компании за 2014 год, в нем «Лукойл» отразил $151 млн расходов по «сухим» скважинам в Гане (не давшим промышленных притоков нефти). При этом инвестиции «Лукойла» в CTPDW превышают $800 млн - компания заявляла, что $200 млн планировала внести до 2012 года и еще $600 млн - после 2013-го. В 2013 году компания списала по африканским проектам $277 млн.
Для рентабельной добычи на шельфе Африки компании необходимо было найти 25-30 млн тонн извлекаемых запасов, указал аналитик Сбербанк CIB Валерий Нестеров. Проект сложный, признает эксперт: глубина моря в пределах блока изменяется от 200 до 3 тыс. м. Нестеров не считает, что вслед за «Лукойлом» из проекта может уйти PanAtlantic - у нее могут быть более высокие инвестиционные запасы и иная политика, чем у «Лукойла». Мажоритарную долю может приобрести она же или государственная GNPC. Источник, знакомый с деталями нового договора «Лукойла» 2009 года, говорит, что у GNPC уже изначально был опцион на выкуп еще как минимум 5% в проекте.
Как ранее писали «Известия», в декабре прошлого года стало известно об уходе «Лукойла» из Саудовской Аравии (izvestia.ru/news/579925), тогда за 10 лет поисковых работ совместный с Saudi Aramco проект так и не смог начать рентабельную добычу газа. Похоже, что компания выходит из своих шельфовых проектов а дальнем зарубежье и возвращается в Россию, где ей в скором времени должны отрыть доступ на арктический шельф, сходятся во мнении эксперты.
Согласно недавно разработанному законопроекту Минприроды, к шельфовым проектам могут допустить независимые нефтяные компании, имеющие опыт работы на шельфе, в том числе и на иностранном, и 50% акций которых находятся у российских граждан. Кроме того, к участию в геологоразведке планируется привлечь и консорциумы инвесторов, в том числе и иностранных, хотя пока не предполагается, что иностранные компании смогут быть операторами или получить контроль в консорциумах. Против таких поправок активно выступает один из двух «шельфовых монополистов» - «Роснефть» (вместе с ней право работать на шельфе имеет «Газпром»). Речь идет в целом о допуске частных НК на шельф (запрещен с 2008 года); параллельно в апреле-мае 2015 года принят и подписан президентом закон, который пускает частников на шельф Балтийского моря - это де-факто легализация присутствия в этом море «Лукойла», у которого здесь лицензии еще с 1992 года. Новые балтийские проекты принятый закон не разрешает.
Кроме проекта в Гане, «Лукойл» ведет еще шесть проектов на шельфе Западной Африки, из них три блока разрабатывается и один пока простаивает в Кот-д'Ивуаре, по двум он ведет работу в Сьерра-Леоне. В 2014 году зарубежные проекты принесли «Лукойлу» $1,5 млрд убытков при $4,7 млрд совокупной чистой прибыли, при этом почти $1,2 млрд - это списания по сухим скважинам и убыток от обесценения активов.
- Рентабельных открытий, кроме как в Кот-д'Ивуаре, «Лукойл» не делал, - заметил Нестеров. - Но Западная Африка перспективный район, «Лукойлу» просто не вполне повезло. К примеру, недавно он вошел в проект на шельфе Камеруна, хотя ранее он и ушел из Венесуэлы.
Эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович ожидает дальнейшего сокращения внешних проектов «Лукойла» - на это указывает также возвращение офиса Lukoil Overseas из Дубая в Москву и обсуждаемая компанией полная ликвидация своей дочки.
- Изменившаяся политика компании больше нацелена на Россию, чем на зарубежные проекты. Вероятно, она готовится ко вхождению в шельфовые проекты в России, - говорит Митрахович.
Пока согласованные с Минэкономики и Минэнерго поправки Минприроды к закону «О недрах» находятся в аппаратах правительства и президента. Ни в одном из них не ответили на запрос «Известий».

Поделиться: