15:4525.05.15

Наглядные уроки «Евровидения»

Наглядные уроки «Евровидения»

«Евровидение-2015»: скандалы во время голосования, первое место Полины Гагариной в полуфинале, искренность и гомофобия от победителя, шведского певца Монса Сельмерлёва.
Совсем не скучные цифры

Финальное голосование - пожалуй, самое интересное, что происходит на «Евровидении». Все участники (в этом году их было 40) по очереди называют свои оценки, они отображаются на специальном табло, места конкурсантов могут меняться очень быстро - нередки скачки сразу на несколько позиций вверх. Не стал исключением и прошедший в субботу, 23 мая, финал «Евровидения-2015».
Российская певица Полина Гагарина стала второй, ей досталось 303 очка, пять раз она получала по 12 баллов, а примерно в середине голосования даже была лидером гонки.
Но первое место в итоге взял швед Монс Сельмерлев, заработавший 365 очков, причем победителем он стал досрочно - что неудивительно при двенадцати 12-балльных оценках.
Не обошлось и без скандалов, иногда сопровождающих голосование на «Евровидении». В этом году организаторы конкурса аннулировали оценки, выставленные жюри сразу в двух странах - Македонии и Черногории, которые показались наблюдавшей за процедурой компании PricewaterhouseCoopers подозрительными. В итоге от обеих стран в обработку поступили только голоса зрителей (обычно жюри и телефонного голосования учитываются 50 на 50). Разбирательства по этому факту обещают провести в июне.
Ударный полуфинал
Финал «Евровидения» идет в прямом эфире и его статистику видно сразу. А вот итоги полуфиналов (они проводятся с 2004 года и заменили прежнюю систему, учитывающую места, занятые каждой страной за предыдущие 5 лет) открываются только после окончания конкурса, но бывают не менее интересны.
Так и в этом году:
по данным организаторов конкурса, Россия оказалась победителем первого полуфинала, прошедшего 19 мая. Гагарина набрала там 182 очка, опередив ближайшего конкурента, певца из Бельгии Лоик Нотте, на 33 балла.
При этом только Россия и Бельгия получили оценки от всех стран, голосовавших в этом полуфинале; но у Гагариной высших оценок оказалось больше (пять по 12 и семь по 10).
Во втором полуфинале 21 мая вне конкуренции оказался швед Монс Сельмерлёв, будущий победитель «Евровидения-2015» - 14 из 20 поставили ему высшие 12 баллов. Монс набрал в итоге 217 очков и опередил ближайшего соперника на 62 очка. Любопытно, что в финале многие голосовавшие за Швецию страны предпочли Россию - например, Германия, отдавшая 12 очков за песню Гагариной.
Искренность, искренность и еще раз искренность
Итоги финала наглядно показали, что главным товаром на «Евровидении» могут быть только искренность и мастерство. Если музыкант, вышедший на сцену, показывает оба эти качества - успех ему обеспечен. Можно сколько угодно искать заговор в результатах, но Сельмерлёв объективно был сильным соперником - и победил заслуженно. Равно как и оперное поп-трио из Италии Il Volo, занявшее третье место с 292 очками - уж очень душевно пели эти три парня. И четвертое место бельгийца после раскрытия статистики полуфиналов становится более понятным - запал зрителям в душу этот певец, периодически делающий «фейспалм».
Полину Гагарину как раз и пытались обвинить в недостаточной искренности. Еще за день до старта первого полуфинала обозреватель The Daily Mirror Карл Гринвуд удивлялся, что Россия сумела найти исполнителя на «Евровидение» после холодного приема, оказанного в Копенгагене сестрам Толмачевым в 2014 году - мол, как можно петь о том, что все люди разные и всех надо ценить, после «антигейских законов» (речь идет о законе о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних). Правда, Гринвуд забыл упомянуть о достаточно высоком седьмом месте, которое заняли Толмачевы год назад.
Искренне ваши
Впрочем, все эти призывы к бойкоту российского исполнителя пропали втуне.
Стоило Гагариной выйти на сцену в первом полуфинале (а по большому счет - уже после репетиций), как тон отзывов на ее номер кардинально поменялся.
Конечно, во время выступления Гагариной в зале мелькали радужные флаги, но они как-то очень быстро исчезли, а попытки освистать получаемые певицей очки от самых разных стран тоже не принесли желаемого результата.
Но недовольный ропот все же был услышан (в телетрансляции реакция зала прорывается очень изредка). Первой на него отозвалась победитель конкурса-2014 Кончита Вурст, по поводу которой в России за год было сломано немало копий. Бородатая певица (сценический образ артиста Тома Нойвирта) назвала возмущение в зале «непостижимыми» и призвала не обвинять Гагарину в российских законах. Британская The Guardian вообще назвала второе место Гагариной победой, избавляющей от необходимости принимать у себя конкурс 2016 года. Правда, издание напомнило и о словах патриарха Кирилла, назвавшего «Евровидение» чуждым русской душе и культуре, мрачно пошутив в конце, что здесь его мнение и мнение организаторов конкурса, не желавших ехать на будущий год в страну с «антигейским законом», вероятно, совпало. Впрочем, о том, что Гагарина заняла не первое место именно из-за принятого закона, размышляют и авторы и других изданий - например, The Wall Street Journal или The Independent.
Еще немного гомофобии
Шведский поп-певец Монс Сельмерлёв популярен у себя на родине, у него пять студийных альбомов (самый первый, вышедший в 2007-м «Stand by For...» даже получил платиновый статус), а шестой «Perfectly Damaged» готовится к изданию в июне этого года - и после «Евровидения» наверняка будет продаваться не только в Швеции. Еще он постоянный участник местных телеконкурсов (и даже победил в 2006-м на танцевальном «Let's Dance»), вел песенные фестивали и шоу на шведском телевидении.
После отбора на «Евровидение-2015» он сразу стал фаворитом букмекеров, что стало причиной повышенного к нему внимания.
Дотошные журналисты раскопали, что за год до этого Монс, будучи гостем на кулинарном телешоу сказал не очень вразумительную фразу про гетеро- и гомосексуалов.
Певцу пришлось долго извиняться, к нему на помощь пришли представители местного ЛГБТ-сообщества, а шведские медиа начали целую кампанию по его защите. В общем, извинения были приняты и признаны искренними, и скандал быстро сошел на нет, так толком и не начавшись. Правда, некоторые издания поминают «гомофобию» Монса до сих пор - но больше в качестве дежурной шутки.

Поделиться: