13:1529.05.15

Пенсионный фонд Норвегии может распродать бумаги российских компаний на $60 млн из-за нового этического ограничения, связанного с углем

Пенсионный фонд Норвегии может распродать бумаги российских компаний на $60 млн из-за нового этического ограничения, связанного с углем

Комитет по финансам и экономике норвежского стортинга (парламента) 28 мая одобрил закон, который обязывает суверенный фонд Government Pension Fund Global (GPFG) избавиться от активов, связанных с добычей или использованием угля. Закон еще требует одобрения на общепарламентском голосовании, которое состоится 5 июня.
Цель закона - сократить поддержку предприятий, связанных с загрязняющим видом топлива. «Инвестиции в угольные компании представляют и климатический риск [поскольку сжигание угля приводит к выделению парниковых газов], и экономический риск в будущем», - говорится в совместном заявлении парламентских фракций (цитата по Guardian).
Российские угольщики
В соответствии с новым правилом фонд должен избавиться от бумаг компаний, которые получают более 30% своей выручки от производства угля или если на уголь приходится более 30% объема производимой продукции. В том числе речь идет об энергогенерирующих компаниях, которые вырабатывают более 30% энергии за счет угля.
Под эти критерии подпадают четыре российских предприятия, чьи акции есть в портфеле норвежского фонда (по отчетности за 2014 год). Это Кузбасская топливная компания (КТК), «Энел Россия», ОГК-2 и Evraz. На конец 2014 года бумаги этих компаний в портфеле фонда оценивались более чем в $57 млн.
КТК - один из крупнейших производителей энергетического угля в России, почти вся его выручка приходится на продажи угля. Представитель компании говорит, что акции скорее всего будут проданы «не в рынок, а всем пакетом», например другому отдельному инвестору, - это не приведет к обвалу котировок.
У «Энел Россия» есть только одна электростанция, работающая на угле, - Рефтинская ГРЭС в Свердловской области. Но именно на нее приходится больше всего вырабатываемой компанией энергии - 19,3 тыс. ГВт·ч в 2014 году, или 43% от общей выработки станций «Энел Россия».
ОГК-2 тоже зависит от угля более чем на 30%. Согласно данным на сайте компании, на уголь приходится 31,7% в ее топливном балансе.
Норвежцам принадлежат акции «Энел Россия» на сумму $8,9 млн и ОГК-2 - на $6,1 млн. Представитель «Энел Россия» отказался от комментариев, а представитель ОГК-2 сказал РБК, что акционер имеет право распоряжаться своей долей как ему угодно, не уведомляя компанию.
Не до конца понятно, подпадает ли под «угольный» критерий производитель стали Evraz, который также является одним из крупнейших в России производителей коксующегося угля. Доля угля в структуре выручки компании за 2014 год составила 10%, по данным годовой отчетности. Но по объему произведенной продукции коксующийся уголь занимает второе место после железной руды: в 2014 году добыча угля Evraz составила более 21 млн т. Коксующийся уголь используется как сырье при производстве стали, и потребности сталелитейного бизнеса Evraz в угле более чем на 70% обеспечиваются собственным сырьем.
Ранее Greenpeace выделяла Evraz в числе российских «угольных» активов норвежского фонда (наряду с «Э.ОН Россия», «Энел Россия», КТК, «Мечелом» и «Распадской»), которые фонду иметь не надлежит по экологическим соображениям.
Стоимость бумаг Evraz в портфеле фонда оценивалась почти в $40 млн на конец 2014 года. Представители комитета по финансам норвежского парламента не ответили на просьбу РБК прокомментировать, применимо ли «правило 30%» к инвестициям в акции Evraz. Представитель компании отказался от комментариев.
Источник в одной из российских компаний, чьи акции могут быть проданы из-за нового «угольного» ограничения, заявил РБК, что хотя GPFG - один из крупнейших миноритариев и один из активных портфельных инвесторов на российском фондовом рынке, его доли так малы, что их продажа не способна существенно повлиять на котировки.
В общей сложности российские акции в портфеле норвежского суверенного фонда на конец 2014 года оценивались в $2,1 млрд.
Экология важнее инвестиций
Отказаться от инвестиций в угольные активы норвежский фонд уже давно призывают правозащитные организации и норвежские политики. Правда, исполнительный директор фонда Ингве Слингстад еще в январе 2014 года заявлял, что «угольный» портфель фонда не столь велик (по его словам в 2013 году он составлял 2,5 млрд норвежских крон) и постоянно сокращается. А в мае 2015 года руководство фонда сообщило, что подобных активов - вложений в загрязняющие окружающую среду угледобывающие предприятия - осталось только на $65,8 млн.
Эти данные подвергала критике Greenpeace, которая замечала, что руководство фонда учло только непосредственно угледобывающие компании, но забыло про генерирующие предприятия, многие из которых используют уголь для производства энергии - например, немецкая RWE.
Новый закон соответствует одной из рекомендаций Greenpeace. Глава норвежского подразделения организации Трульс Грудовсен заявил Guardian, что после его принятия фонду придется продать бумаги как минимум на $5,5 млрд, включая доли в крупных европейских и американских энергетических компаниях.
Это будет уже не первый пример, когда фонд продает активы из этических соображений. Например, в 2009 году норвежский пенсионный фонд продал весь пакет акций «Норильского никеля» (0,4%), поскольку Минфин Норвегии счел, что деятельность завода на Таймыре загрязняет окружающую среду полуострова и ежедневно подвергает воздействию токсичных веществ 200 тысяч человек. Подобные инвестиции противоречат этическому кодексу фонда.
Помимо опасных для экологии инвестиций этический кодекс GPFG запрещает инвестировать в производителей табака и некоторых видов оружия, а также в компании, в которых нарушаются права человека (например, используется рабский труд). В отношении активов с фиксированным доходом запрет превентивно распространяется на гособлигации Северной Кореи, Сирии и Ирана.

Поделиться: