08:3031.07.15

Новая Морская доктрина России

Новая Морская доктрина России

По давней традиции повелось, что важные события часто приурочиваются к торжественным праздникам. В этот раз на День военно-морского флота В. Путин подписал новую Морскую доктрину государства. Это важный основополагающий документ, хотя и уступающий Военной доктрине и Концепции национальной безопасности. Но он также послужит основой для разработки военных и оперативных планов и прочих боевых документов, которые регламентируют деятельность нашей военной машины на морях и океанах.
Новые условия - новая доктрина
Новая Морская доктрина России (МД) не написана с нуля. Это достаточно серьёзно переработанная версия предыдущей, которая была принята в 2001 г. и рассчитана до 2020 года. Но старый текст уже не соответствует реалиям. Сыграли свою роль «сброс масок» в отношениях с Западом и возобновление привычной конфронтации. К тому же американцы в марте этого года также выпустили новую доктрину, названную «Совместная стратегия для морской мощи в ХХI столетии». Следом за ними «Белую книгу» в области обороны опубликовал Китай, тоже уделивший значительное внимание морской политике.
Кстати, американские официальные лица в этот раз не стали устраивать привычных камланий и шаманских плясок с бубном, заклиная страшного духа «российской агрессии». Они вполне спокойно прокомментировали нашу новую Морскую доктрину в том ключе, что такие документы есть у любой морской державы. Но всё равно, мол, у Америки флот №1 в мире. Тут они правы - с первого места в этой категории ни нам, ни Китаю их не подвинуть. Но вот не дать им вновь ощутить себя единственной сверхдержавой мы можем.
Флоту быть сильным
Морская доктрина является не только военно-политическим документом, она определяет основные направления деятельности государства на море и в других аспектах - экономическом, научном, рекреационном. Основных функциональных направлений в документе четыре: военно-морское, транспортное, научное и разработка полезных ископаемых.
Несмотря на то что Россия больше континентальная держава, нежели морская, наш флот признаётся силовой опорой для морской политики страны и потому важен. Ядерная сверхдержава Россия (1-е место по числу и мощности суммарного ядерного потенциала), обладающая мощнейшими силами общего назначения, одним из самых больших военных бюджетов в мире, самая большая в мире по площади и ресурсам, занимающая 5-6-е место в мире по ВВП (по покупательной способности), не может не иметь сильного флота. Пусть он не будет сильнейшим - лучше мы будем первыми на суше. Но наш флот должен быть очень сильным. Других вариантов нет. Это понимал ещё Пётр Великий, понимала Екатерина и многие другие.
В новой доктрине особо отмечается, что военный флот должен строиться преимущественно на национальных верфях. Оснащаться по возможности оборудованием также отечественного производства. Тут сказывается отголосок коллизии с «Мистралями».При этом и в отношении гражданского судостроения высказано аналогичное пожелание. Причём указано, что важно увеличивать группировки транспортных, рыболовецких и научных судов именно под национальным флагом. Такая задача может оказаться не проще, чем восстановление мощи ВМФ. Правда, речь идёт только о судах для государственных нужд. Частные компании могут заказывать корабли где угодно.
Атлантическое направление - возврат к истокам
Кроме функциональных, в МД есть и региональные направления. Их теперь шесть: Атлантическое, Арктическое, Тихоокеанское, Каспийское, Индоокеанское и Анта­рктическое. Последнего раньше не было. Важнейшими являются Атлантическое и Арктическое.
Россия, несмотря на все разногласия, не находится в предвоенном состоянии по отношению к НАТО. Поэтому основной задачей на Атлантическом направлении, куда будут направлены усилия сразу трёх флотов (Северного, Балтийского и Черноморского), является присутствие в Атлантике и Средиземноморье. Главным тут будет создание «достаточного уровня угрозы» в ответ на появление у наших берегов американских боевых кораблей. А также общее противостояние расширению НАТО и разрушение усилий по установлению «общемировой гегемонии» атлантистов.
Для Балтики одной из важнейших задач является транспортная доступность Калининградской области и таких портов, как Усть-Луга и Санкт-Петербург. Для Чёрного моря - безопасность и транспортная доступность Крыма и остального Черноморского побережья, обеспечение режима черноморских проливов и, конечно, работа на средиземноморском направлении. Крыму в доктрине вообще уделяется особое внимание. Причём присутствие ВМФ РФ в Средиземноморье должно быть обеспечено на постоянной основе.
Арктика и Антарктика
Для решения задач на арктическом направлении будет серьё­зно усиливаться потенциал самого мощного флота РФ - Северного. Ныне это уже межвидовое оперативно-стратегическое соединение. По сути - ещё один военный округ, со своей сухопутной группировкой.
Разумеется, невозможно усиливать флот на северном направлении без развития флота ледокольного. Это сейчас очень активно осуществляется. Строятся три новейших атомных ледокола типа ЛК-60Я - «Арктика», «Сибирь» и «Урал», серия мощных дизельных ледоколов типа ЛК-25 и другие суда. Такие корабли являются первыми в списках мобилизуемых в особый период. Достаточно быстро они могут быть конвертированы в боевые вспомогательные суда. Места для установки вооружения на таких кораблях традиционно имеются сразу.
Русский с китайцем
Все западные обозреватели и аналитики особо отметили тихоокеанский раздел МД. Дело в том, что важнейшей составляющей морской политики на этом направлении теперь являются «дружественные связи с Китаем, а также наращивание позитивного взаимодействия с другими странами региона». Многие расценивают это как признание союзнических отношений двух великих держав. Тем не менее Кремль пока избегает слов «союз» или «альянс». Но, по сути, уже можно вести речь о военно-политическом марьяже «без официальной регистрации брака» между Москвой и Пекином.
Причём сам Пекин говорит о таких вещах куда более открыто. Например, в «Белой книге»: «ВС КНР будут способствовать взаимообмену и сотрудничеству с Российской армией в рамках всеобъемлющего стратегического партнёрства и координации между Китаем и РФ».
На Западе такие пассажи оценивают как «желание России совместно с КНР обеспечивать безопасность на Тихоокеанском театре» и даже «господствовать там в интересующих обе страны районах». Ну а почему бы, собственно, и нет? Точно такой же пассаж в отношении Индии в нашей Морской доктрине на Западе проигнорировали. Там понимают, что уровня русско-китайских отношений тут пока не предвидится.
Основная проблема
Важно отметить, что увеличение числа задач и рост нагрузки для флота выпали на весьма тяжёлые времена. У ВМФ РФ, несмотря на резкий, скачкообразный рост наплаванности, повышение уровня боевой подготовки и расширение ареала действий, сейчас наблюдается «яма» по численности действующего боевого состава. Особенно если говорить об основных классах боевых надводных кораблей 1-2-го ранга.
Формально-то наш флот прочно удерживает 2-е место в мире по боевому составу. А с учётом наличия только у него нестратегического ядерного оружия (американцы своё морское ЯО утилизировали, а у Китая его пока практически нет) может иногда и потягаться с ВМС США. Конечно, только на начальной фазе не очень широкого конфликта. Но фактически более половины боевых единиц 1-2-го ранга сейчас находятся на ремонте или модернизации. Причём у подводников ситуация не лучше.
Вот и бегают по морям-океанам всё те же имена, периодически уходя в ремонт после длительных походов. Ничего катастрофического в этом нет - если не случится крупного морского конфликта. Для небольшого - корабли и лодки, как показывает сирийский кризис 2013 г., найти смогут. Их придётся собирать с разных флотов. Для исправления ситуации нужно ждать несколько лет - новые и модернизированные корабли у нас появятся в приличном количестве. Но вдруг заклятые партнёры нам не дадут столько времени?
Совещание на фрегате
Текст Морской доктрины был подготовлен более полугода назад, но утверждён именно сейчас. Символично, что сообщил об этом В. Путин в ходе совещания, которое проходило на борту новейшего фрегата «Адмирал Флота Советского Союза Горшков» проекта 22350. Этот корабль во многих отношениях этапный, его давно заждались на флоте. Сейчас он проходит испытания на Балтике и наконец, несмотря на сильную затяжку строительства и доводку, будет передан ВМФ. Президенту также были продемонстрированы головной фрегат проекта 11356Р «черноморской адмиральской» серии «Адмирал Григорович» и новейшие корветы проекта 20380, служащие на Балтфлоте.
«Аргументы Недели», Ярослав Вяткин

Поделиться: