15:3021.08.15

В России клеточная медицина остается едва ли не на уровне фантастики

В России клеточная медицина остается едва ли не на уровне фантастики

Благодаря трансплантации стволовых клеток в мире уже лечатся десятки заболеваний. Однако в России клеточная медицина остается едва ли не на уровне фантастики. В чем причины отставания России в области биотехнологий? Почему то, что возможно в научных исследованиях, не реализуется в широкой практике?
Эти вопросы в Новосибирске обсудили ведущие эксперты научных институтов. По общему мнению участников "мозгового штурма", в России задел для развития биомедицины есть: научные кадры и результативные исследования. Но, как ни парадоксально, серьезнейшим препятствием становится отсутствие производства элементарных вещей. Речь даже не идет о сложном оборудовании - почти все оно закупается за рубежом, и с этим приходится мириться. Но почему в России не производится хотя бы специальная лабораторная "посуда" для биотехнологов? Директор Института фундаментальной и клинической иммунологии СО РАМН Владимир Козлов назвал эту ситуацию нонсенсом:
- Стоимость приготовления клеточной вакцины около 2,5 - 3 тысяч долларов. Примерно 60 процентов этой суммы идет на закупку зарубежных реактивов и посуды. Нужно создавать свое производство.
По словам ученого, именно клеточная вакцина станет основным орудием против ранее неизлечимых болезней. Речь не только об онкологии, но и ДЦП у детей, ишемических болезнях сердца, постинсультных состояниях, аллергических реакциях и многом другом. В Новосибирске уже есть наработки и кадры для того, чтобы создать клеточный центр. Это помогло бы уже сейчас справляться с некоторыми болезнями.
Центр мог бы обрабатывать донорские клетки, разрабатывать и испытывать вакцины. Однако средств для создания такого центра пока нет. Другой аспект - клеточная медицина будущего должна быть персонифицирована. Эксперты утверждают: нужно создавать банк клеток, чтобы иметь возможность точечно бороться с заболеванием. Если учесть уникальность человека, особенности его организма и разницу влияния на него различных болезней, то это могут быть миллиарды вариаций клеточной терапии. Создание наиболее полной клеточной библиотеки - путь к "серийному" лечению заболеваний. Подобные проблемы невозможно решить поодиночке, уверен завотделом медицинской химии Новосибирского НИИ органической химии имени Ворожцова СО РАН Нариман Салахутдинов. Он привел слова Нобелевского лауреата генетика Филлипа Шарпа, который утверждает: очередной революцией в медицине станет революция конвергенции, взаимопроникновения. То есть лишь взаимодействие химиков, биологов, молекулярных биологов, медиков в одном направлении может гарантировать успех. Это гораздо более сложный подход к технологиям биомедицины. Но в то же время результат может быть невероятным. Салахутдинов привел в пример одну из новейших зарубежных лекарственных разработок против гепатита С.
Известно около шести тысяч наследственных недугов. И не всегда врачи могут помочь тяжелобольным
- Удачная формула препарата и огромный рынок сбыта привели к тому, что за прошлый год продажи лекарства выросли в 130 раз. Финансовая выручка достигла 9,3 миллиарда долларов, что сравнимо с оборонным бюджетом России в недавние годы. Представьте себе, танки, корабли, военные базы, конструкторские бюро - и один-единственный препарат. Чтобы по-настоящему развивать биомедицину, нужно учитывать конъюнктуру, изучать мировой рынок, потребности в лекарствах.
Между тем
Одним из самых перспективных направлений биомедицины стала работа с геномом человека. Особенно в борьбе с наследственными заболеваниями. Как считает старший научный сотрудник лаборатории эпигенетики развития Института цитологии и генетики СО РАН Сергей Медведев, спрос на отдельные виды лечения от того или иного генетического заболевания может быть не так велик. Однако в общей массе это направление позволит решить целый пласт не только медицинских, но и социальных вопросов.
- Сейчас известно около шести тысяч наследственных заболеваний, - отмечает Медведев. - Врачи сталкиваются с тяжелобольными людьми, которым не могут предложить лечение. А изучение болезней на клеточном уровне поможет справиться с этой проблемой. Уже существует технология редактирования генома, которая освоена и в Новосибирске. По сути, речь о возможности разрезать геном, добавить в него хромосому, или исправить ее, таким образом излечив мутацию. За подобными технологиями будущее. Но говорить об этом, пожалуй, рано, ведь пока нет возможности наладить даже производство лабораторной посуды.

Поделиться: