11:1527.08.15

Норвежская нефтегазовая компания North Energy облизывается на российский шельф Баренцева моря

Норвежская нефтегазовая компания North Energy  облизывается на российский шельф Баренцева моря

Как выяснили «Известия», крупная норвежская нефтегазовая компания North Energy, разрабатывающая с «Лукойлом» норвежскую часть шельфа Баренцева моря, рассчитывает выйти на его российскую часть. Бизнес компании предполагает разработку российского сектора Баренцева моря, указывает компания в своем годовом отчете за 2014 год.
«Бизнес North Energy нацелен на продолжение разработки нефти и газа норвежского континентального шельфа и российского сектора Баренцева моря, а также на участие или владение компаниями, исполняющими подобные работы, а том числе через дочерние компании», - пишет фирма в годовом отчете за 2014 год.
Представитель North Energy Кристин Ингебригтсен пояснила «Известиям», что компания для будущей работы намерена искать российского партнера.
- Баренцево море для нас - основное направление работы, и в будущем мы нацелены на выход на российский шельф, - подтверждает она. - Сейчас это невозможно по многим причинам, в том числе из-за пока низких цен на нефть, но мы рассчитываем на стабилизацию.
По ее словам, компания не намерена в одиночку заниматься разработкой проектов и «хочет поделить риски», поэтому будет искать партнера в России. Единственным российским партнером North Energy на текущий момент является «Лукойл».
- Из числа российских компаний им может стать «Лукойл», пока мы переговоров с ними не ведем, - добавила собеседница.
Ранее сотрудничество на арктическом шельфе «Лукойлу» предлагал только «Газпром», госкомпания хотела привлечь партнера в блок Медвежий в Баренцевом море, говорил в мае 2015 года член правления «Газпрома» Всеволод Черепанов. Глава и владелец «Лукойла» Вагит Алекперов еще в прошлом году говорил, что ведутся переговоры по созданию совместного предприятия, где «Газпрому» будет принадлежать 66%, «Лукойлу» - 34%. Но пока подвижек в переговорах нет, возможно, «что-то появится к осени», говорит источник «Известий» в газовой монополии.
Пока российское законодательство не дает возможности частным российским компаниям самостоятельно работать на шельфовых месторождениях, лицензии на которые выданы после 2008 года. Допуск имеют только подконтрольные государству компании, обладающие опытом работы на шельфе не менее 5 лет. Фактически работа на шельфе РФ разрешена только «Газпрому» (68 лицензий, из них пять у «Газпром нефти») и «Роснефти» (51 лицензия). Сейчас эти компании спорят за право разработки Мурманского морского месторождения (потенциальные запасы 121 млрд куб. м). В конце июля сообщалось, что Минприроды инициировало передачу компаниям еще четырех лицензий, три из них должны отойти «Роснефти».
«Лукойл» заявлял о желании работать на шельфе и ранее, но активно в правительстве эту возможность стали обсуждать только в этом году. Минприроды предлагает допускать к работам на шельфе нефтегазовые компании, зарегистрированные в России и прошедшие предквалификацию по таким критериям, как наличие опыта освоения российского или иностранного шельфа (не менее 5 лет), владение контрольным пакетом акций (не менее 51% акций у российских инвесторов) и отсутствие нарушений в области охраны окружающей среды и безопасного ведения работ. Пока не предполагается, что иностранные компании смогут быть операторами или получить контроль в месторождениях, то есть выходить на шельф они могут только с российскими партнерами.
Сейчас вопрос ожидает рассмотрения правительственной комиссии по природопользованию Александра Хлопонина, предположительно правительство может вернуться к его оценке в сентябре, говорил в начале августа глава Минприроды Сергей Донской.
«Окончательное решение будет принято после согласования с президентом Владимиром Путиным с учетом позиций Совета безопасности и правительства», - говорил в июне сам Хлопонин. Одновременно Минприроды в июле разработало другой законопроект, гарантирующий иностранным компаниям право на разработку месторождения федерального значения в том случае, если компания его открыла, то есть без участия российского партнера. Минприроды и представитель Хлопонина не ответили на запрос.
Кроме того, новому партнерству пока препятствуют и введенные в июле и августе 2014 года санкции ЕС, напоминают эксперты. Из-за западных санкций иностранные партнеры «Роснефти» на шельфе - американская ExxonMobil, итальянская Eni и норвежская Statoil - были вынуждены прекратить работу. По ним введен запрет на ввоз оборудования и технологий, а также на оказание услуг для российских проектов на глубоководном шельфе (месторождения на глубине 150 м и более).
Глубина Баренцева моря колеблется от 300 до 500 м, говорит завлабораторией «Шельф», замдиректора Института проблем нефти и газа РАН Василий Богоявленский. В 2010 году Россия и Норвегия достигли договоренностей по спорным территориям (175 кв. км) в Баренцевом море, разделив их поровну, договор подписан в 2011 году.
Западные санкции, как и прежде, не касаются контрактов, заключенных до 1 августа и 12 сентября 2014 года; к таким, к примеру, относится «Сахалин-1» («Роснефть» - 20%, ExxonMobil - 30%, японская Sodeco - 30%, индийская ONGC Videsh - 20%). Сейчас на шельфе РФ реализуются проекты «Роснефти» («Сахалин-1», «Победа», «Сахалин-3»), «Газпрома» («Сахалин-2») и «Газпром нефти» («Приразломное»).
Дочерняя компания «Лукойла» Lukoil Overseas North Shelf AS вместе с North Energy с 2013 года работает на шельфе Баренцева моря, в его норвежской части. Согласно данным российской фирмы, в июне 2013 года она вошла в два проекта с норвежцами, оба находятся практически на границе с российской частью шельфа Баренцева моря. Добычи на них пока нет, здесь ведутся геолого-разведочные работы. При этом из первого проекта North Energy уже частично выходила: в ноябре 2013 она продала 10% в блоке норвежской Lime Petroleum.
В 2013 году North Energy активно продавала доли в проектах на норвежском шельфе, она вышла из восьми проектов в 2013 году и еще из трех в 2014-м. С 2009 года компания постоянно показывает убыток, за 6 лет он вырос с 64,4 млн крон ($7,7 млн) до 124,5 млн крон ($15 млн). Поэтому норвежскую компанию с некоторой долей условности можно считать надежным партнером для проектов, считает директор по разведке и добыче Vygon Consulting Сергей Клубков.
- Компания по сути является портфельным инвестором, все активы которого сосредоточены на шельфе Норвежского и Баренцева морей в территориальных водах Норвегии. Ни в одном из проектов доля компании не превышает 20%, и ни в одном из проектов она не является оператором, - замечает Клубков.
Интерес норвежской компании обусловлен желанием возобновить экспорт продукции машиностроения и своих сервисных услуг на схожий по климатическим условиям район, считает представитель Минэнерго.
- Безусловно, введенные против России санкции и, как следствие, потеря потребителя их продукции и услуг отрицательно сказалось на хозяйственной деятельности норвежских компаний. Таким образом, интерес норвежской стороны в первую очередь заключается в попытке сохранить потенциального заказчика, - сообщили «Известиям» в пресс-службе министерства.
Среди норвежских компаний наиболее широко представлена в России упомянутая Statoil, с санкциями приостановлена работа на четырех шельфовых проектах, их компания развивает в рамках стратегического соглашения с «Роснефтью»: «Магадан-1», Лисянский и Кашеваровский в Охотском море и Персеевский лицензионные участки в Баренцевом море; также они сотрудничают на Северо-Комсомольском участке в ЯНАО и в Самарской области.
В «Лукойле» видят в числе своих партнеров именно Statoil:
- Statoil был нашим партнером по освоению иракского месторождения Западная Курна-2 («Лукойл» выкупил его долю в 18,75% в 2012 году), поэтому в принципе выходить на северные месторождения в морях нам было бы удобнее выходить с ним, - сообщил представитель «Лукойла» Александр Бырихин.
В Statoil отказались от комментариев.
Баренцево море вместе с Печорским морем по логистическим и климатическим соображениям, а также по размерам запасов наиболее перспективны для разработки нефтегазовых отложений, считает Василий Богоявленский. Как писали аналитики Всемирного нефтяного совета (izvestia.ru/news/588397), потенциальные запасы Баренцева и Печорского морей составляют 75 млрд баррелей, из них разведано 35 млрд, у Карского - 90 млрд баррелей, разведано всего 18 млрд баррелей. Также крупными запасами обладает российское Восточно-Сибирское море (запасы - 20 млрд баррелей).
22 августа Дмитрий Медведев подписал постановление об установлении границы РФ, увеличивающее площадь шельфа на 50 тыс. кв. км. По словам Богоявленского, Баренцево море обладает большими запасами, чем у других морей акватории РФ, и содержит порядка 40% всех газовых и около 30% всех нефтяных залежей шельфа России.
- В отличие от Карского моря Баренцево привлекательно своим климатом - на большей его части льда нет, лучше логистика до европейских рынков, - добавил эксперт.
Но либерализации законодательства мало, у «Лукойла» нет современных технологий добычи на шельфе, поэтому на все свои зарубежные шельфовые проекты, в частности в Западной Африке, она привлекала сторонних инвесторов, замечает аналитик Сбербанк CIB Валерий Нестеров. Хотя компания имеет подобные морские проекты и на территории России (месторождение Кравцовское в Балтийском море и месторождения имени Филановского и имени Корчагина на Каспийском море). По словам эксперта, у месторождения имени Филановского возникли проблемы с поставками российского оборудования.

Поделиться: