16:0024.09.15

На разных ступенях социальной лестницы

На разных ступенях социальной лестницы

Легенда советского кино Виктор ПРОСКУРИН получил всенародную известность благодаря популярному сериалу «Большая перемена», где сыграл прогульщика Гену Ляпишева. Дальше следовали не менее известные картины: «Пиковая дама», «Выйти замуж за капитана», «Жестокий романс»... - всего на счету актёра более 100 ролей в кино. Одна из последних работ Проскурина - почтальон Макарыч в фильме Рената Давлетьярова «А зори здесь тихие...».
- Виктор Алексеевич, вас можно причислить к классикам советского кинематографа. Видимо, на кастинги уже не ходите?

- В прошлом году мне звонили по поводу кастинга. Девушка была настойчивая, и я согласился. Пришёл, познакомился с режиссёром, он сказал что-то о картине, несколько слов о роли... Через два дня раздался звонок: «Вы утверждены, съёмки через пять дней!» На что я ответил: «К сожалению, я не могу. Режиссёр не прошёл кастинг». Ничего личного, но если бывает кастинг актёров, то у меня был кастинг режиссёра. По тому, как он задавал вопросы, я понял, что мне с ним работать неинтересно. Как говорится, контакт не произошёл.
- Ренат Давлетьяров, видимо, сумел вас к себе расположить, раз вы у него в фильме «А зори здесь тихие...» сыграли. Из-за одноимённой советской киноленты Станислава Ростоцкого некоторые отказались смотреть его фильм...
-Позвонил агент Рената и пригласил меня на роль, которая была вписана. Я согласился сразу. Во-первых, это Ренат, а во-вторых, материал хороший. Конечно, можно сказать: «Не пойдём смотреть ремейк фильма Ростоцкого!», но так можно и не читать что-то новое и не писать. Когда смотрю какой-нибудь фильм, делаю это спокойно и холодно. Даже трагические вещи в книжке читаю рассудительно. Эмоции потом. Я посмотрел картину вместе со зрителями в зале и говорю вам, что у меня сложилось уважительное отношение к режиссёру. А те, кто отказался, потом всё равно посмотрят фильм Давлетьярова!
- Правда, что в молодости вы мечтали сыграть Ленина?
- Правда, даже стал перечитывать полное собрание сочинений В.И. Ленина. Дошёл до восьмого тома. Листал, вникал. В результате пришёл к выводу, что Владимир Ильич был не дурак, такая Божья единица. Мне хотелось сыграть Ленина до революции. Я часто фантазировал: «Интересно, а каким он в гимназии был? А что он делал? А как он за девками подглядывал?» Было же такое! Купались, смотрели, детство же у всех одинаковое. Отношения Ленина с Крупской мне тоже были интересны. Мы представляем её такой, какая она на фотографиях. Но когда-то она была девушкой, и он за ней ухаживал. А Ленин, как оказалось, был ещё тот ходок!
- В советское время тем, кто играл Ленина, давали Госпремию, машину...
- В этом была своя печаль. Актёры, сыгравшие Ленина, больше не могли играть отрицательных персонажей. Председателя колхоза - пожалуйста. Но в молодости я об этом не думал.
- В своё время в Ленкоме вы играли в спектакле Андрея Тарковского «Гамлет». Каким вам запомнился Тарковский?
-В то время отношение к Тарковскому было у каждого своё. Кто-то над ним подсмеивался, кто-то восхищался. Для меня он был человек со своим определением мира. Его мир был мне не понятен, но интересен. Так, я не понимал, на каком языке Тарковский разговаривал с Анатолием Солоницыным, который играл Гамлета. Они не разговаривали, а перебрасывались междометиями. Наблюдать было очень интересно. У меня была маленькая роль могильщика, но я ходил на все репетиции. Андрей Арсеньевич всегда уважительно относился к актёрам, он спокойно делал своё дело, без скандалов. Перед спектаклем «Гамлет» у театра дежурила конная милиция. Вокруг Тарковского всегда был ажиотаж. Зал был переполнен, и каждый раз спектакль задерживали из-за того, что не успевали разместить людей. Андрей Арсеньевич как человек был мне по душе, хотя в товарищеских отношениях мы не состояли. Как говорится, стояли на разных ступенях социальной лестницы. Она, безусловно, существовала. Говорю без горечи. Тогда всем казалось, что все равны, но равных нет, и быть не должно.
- По вашим словам, вы никогда не смотрите свои старые фильмы. Даже когда их показывают по телевизору?
- А зачем смотреть, когда я о них всё знаю? Любоваться самим собой? Как-то я был в гостях, и мне сказали: «Эй, Витька, иди сюда, тебя в «Большой перемене» показывают!» Посмотрел пару минут, ну показывают и показывают. Другое дело, когда картина даёт окунуться в какие-то воспоминания. Все натурные вещи в «Большой перемене» снимали в Ярославле. Недавно я был там - совершенно другой город.
- Вы рассказывали, что хотели играть Ганжу с его любовной линией, а не оболтуса Ляпишева...
- С режиссёром «Большой перемены» Алексеем Кореневым я познакомился благодаря его дочке Лене Кореневой, с которой снимались в фильме «Назначение». Как-то она сказала: «Приходи, познакомлю тебя с папой, с сестрой». Помню, мы сидели на кухне, пили чай, и Алексей Александрович мне говорит: «Я кино собираюсь снимать. Посмотри сценарий, может, роль себе какую выберешь». Я прочитал и выбрал роль Ганжи. Хотелось сыграть человека взрослого, женатого, не школьника. Но Алексей Коренев мне сказал: «Не подрос ты для Ганжи, сыграй лучше Ляпишева». Если бы мы тогда с ним не встретились, не знаю, как бы моя жизнь дальше сложилась.
«Аргументы Недели»

Поделиться: