15:1524.09.15

Правительство пожалело мелочь

Правительство пожалело мелочь

Министерство экономики взялось за малые дела. К началу октября ведомство представит правительству «Стратегию развития малого бизнеса». Программа будет рассчитана ни много ни мало на ближайшие 15 лет. Чем порадуют уже сейчас?
Спорная помощь

Прежде чем поднимать малый бизнес, не помешает выяснить, что с ним происходит. Особенно сейчас, в кризис. Как отмечают в Минэкономе, пока он неплохо проходит полосу испытаний. В целом малый и средний бизнес дают России 20% ВВП. Вдобавок малые компании обеспечивают работой 11,7 млн человек, что по нынешним временам особенно важно. Для сравнения: крупные государственные предприятия, включая сырьевые гиганты и госкорпорации, производят 50% ВВП и создают 20 млн рабочих мест.
Так что даже на этом фоне реальный вес малого бизнеса приличный. Тем не менее радоваться преждевременно. Малые предприятия держатся, но их число почти не растёт. Как было в 2012 г. два миллиона с копейками, так и осталось. Что хорошо, малый бизнес сильно изменился. Сейчас 40% денег он получает за счёт собственного производства, а не банальной перепродажи товаров. Вообще лицо у него давно не ларёчное, в торговой сфере занята только треть малых предприятий. Примерно столько же занимаются недвижимостью и перевозками. При этом 40 тыс. российских малых компаний выпускают машины и оборудование, включая электронику, ещё 15 тыс. ведут исследования. Малый бизнес в науке давно не редкость.
В общем, сокрушаться за судьбу «малышей» не приходится, хотя и особого расцвета пока не видно. Роль государства тут по-прежнему спорная. Нельзя сказать, будто не делали ничего хорошего. Формально малый бизнес на государственном уровне упорно поднимают с июля 2007 г., когда Дм. Медведев подмахнул Закон «О развитии малого и среднего предпринимательства».
С тех пор, как отмечают эксперты, Россия действительно подтянулась по числу разнообразных мер поддержки малых предприятий. Конечно, это не 200-300 программ, как в Европе, где начинающих малых предпринимателей заваливают льготами и даже могут на первые несколько лет приставить персонального опекуна, который бесплатно помогает разобраться в деловых хитросплетениях.
Тем не менее кое-что сделано. Скажем, с 2012 г. федеральный бюджет выделяет на поддержку малого бизнеса по 20 млрд руб. в год. Деньги идут регионам, причём дают только тем губернаторам, которые сумели представить Минэконому убедительные программы развития «малышей». С глав регионов спрашивают, сколько они вырастили малых предприятий, как именно их холили и лелеяли.
Неплохо выглядит и череда недавних даров президента малому бизнесу. В июле 2015 г. глава государства подписал закон о трёхлетнем моратории на проверки малого бизнеса. В том же месяце появилось правительственное постановление, по которому малый бизнес должен получить не менее 10% в огромном пироге государственного заказа. Чуть ранее, в мае 2015 г., запустили программу, по которой 12 крупнейшим банкам выделили дешёвые государственные деньги, которые должны пойти на кредиты малым предприятиям. При этом по замыслу ставка не превысит 10-11% годовых, что вдвое ниже обычных процентов.
Конечно, эти начинания были бы особенно хороши, если бы работали, как было задумано. На практике делёж госзаказа по-прежнему вызывает горы вопросов. Что до льготных кредитов малым предпринимателям, большинство о них даже не слышали. Те, кто рискнул первым обратиться в банки, жалуются на требования собрать сотни справок и фантастические барьеры.
Программа-минимум
Как показывают опросы, пока бизнес относится к какой-либо государственной помощи с большим недоверием. Для всех очевидно, что наверху вспоминают про малый бизнес, только когда ситуация плоха. «Малыши» привыкли, что им бросают кость, но вскоре забывают и переключаются на другие темы. Тем временем планы меняются, обещания растворяются в воздухе.
Нередко одной рукой власти помогают, второй тут же душат. Простейший пример - рынки. За последние 10 лет количество крупных рынков в России сократилось в четыре раза. Если в 2005 г. их было 6,5 тыс., сейчас на всю страну осталось 1,4 тысячи. Для значительной части мелкого бизнеса, особенно в регионах, это означает, что под ним выжгли поляну, поскольку исчезло огромное количество торговых мест. Для населения это вылилось в прибавку к росту цен, его всё больше закрепощают немногочисленные торговые сети.
Второй момент. Не раз случалось, что меры, задуманные для облегчения жизни малых предпринимателей, оборачивались для них кошмаром. Прекрасный пример продемонстрировал Минфин. Недавно он решил помочь «малышам», устроив кассовую революцию. Для этого разрешил передавать данные в налоговую с кассовых аппаратов не на контрольной ленте, а в электронном виде. По расчётам ведомства, в среднем на такую ленту у предпринимателей уходит 15 тыс. руб. в год, в стране 2,47 млн кассовых машин, в итоге общие ленточные издержки бизнеса достигают 37 млрд рублей.
На практике пока электронный контроль оказался дороже обычного, экономия обернулась лишними тратами. Это мелочи, хотя показательные. Были ситуации гораздо серьёзнее. Самый тяжёлый удар пришёл откуда не ждали. Кроме малых предприятий в России огромное число ИП, то есть индивидуальных предпринимателей. В штате типичного ИП 2-3 человека, 60% таких микроскопических бизнесов заняты мелкой торговлей.
С ними ситуация сложная. На пике, в 2012 г., в России насчитывалось 2,6 млн таких частников, вместе с наёмными работниками было 5,5 миллиона. Сейчас гораздо меньше. Дело в том, что с ИП у нас особо не церемонятся. Их вклад в ВВП невелик, примерно 4%. Поскольку собрать с них нечего, то и поддерживать не спешат. Наоборот, лёгким росчерком пера индивидуалам устроили массовое вымирание. В 2013 г. государство поменяло правила игры и резко подняло социальный налог для таких предпринимателей. В ответ за год в России испарились 900 тыс. микропредприятий.
Так что главный вопрос: не выйдет ли новая «Стратегия развития» для малого бизнеса ещё большим боком? Первым делом Минэконом пошёл по хорошо протоптанному пути. Как выяснили «АН», за ориентиры, как водится, взяли показатели по малому бизнесу в США и Евросоюзе. В ЕС его доля в ВВП 58%, малыши дают 70% рабочих мест. В Северной Америке показатели чуть скромнее - 46% ВВП, 48% занятости.
Минэконом прицелился и нарисовал к 2030 г. показатели в 40% доли малого и среднего бизнеса в российском ВВП. Рабочих мест щедрой министерской рукой при этом насыпали ещё больше - 45%. Правда для этого «малышам» придётся каким-то образом совершить феноменальный скачок и нарастить годовой оборот почти в три раза. Вдобавок нужно резко увеличить производительность труда, которая в итоге в 2030 г. должна превзойти европейскую.
Конечно, всё это замечательно. Стратегия очень важна, но в данный момент ещё важнее сделать первый реальный шаг. Нужна помощь, которая придёт сегодня, а не только красивые цифры, к тому же отложенные на отдалённое будущее. Проблема в том, что малый бизнес не похож на госкорпорации, которыми можно управлять в ручном режиме. Тут требуются другие подходы, которым государство ещё должно научиться.
«Аргументы Недели»

Поделиться: