12:3007.10.15

Комфорт домашнего ареста повлияет на зачет срока

Комфорт домашнего ареста повлияет на зачет срока

Член комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Илья Костунов подготовил проект закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ в части избрания и применения мер пресечения в виде залога, запрета определенных действий и домашнего ареста». В частности, новый документ предлагает отделить от понятия «домашний арест» те случаи, когда подозреваемое лицо может покидать свое жилое помещение. По словам Костунова, сегодняшнее законодательство предлагает для домашних арестантов совершенно разные условия ареста и это должно учитываться при последующем зачете срока нахождения под стражей.
Как отмечено в пояснительной записке к законопроекту, согласно ч. 7 и ч. 8 ст. 107 УПК РФ, а также п. 40 постановления о применении мер пресечения, сегодня домашний арест может применяться без запрета выхода за пределы жилого помещения.
Например, суд может при избрании домашнего ареста в соответствии с ч. 7 ст. 107 УПК РФ запретить или ограничить арестанту «общение с определенными лицами» (п. 2 ч. 7 ст. 107) или запретить или ограничить «использование средств связи и сети интернет» (п. 4 ч. 7 ст. 107), не запретив выход за пределы жилого помещения, в котором проживает лицо, находящееся под следствием.
При этом срок срок нахождения под домашним арестом без запрета на выход за пределы жилого помещения одинаково засчитывается день за день в срок содержания под стражей таким арестантам и тем, кому полностью запрещено покидать жилое помещение, а также пользоваться средствами связи.
Для решения этой проблемы парламентарий предлагает ввести в УПК РФ новую ст. 106.1 «Запрет определенных действий», отдельную от ст. 107 «Домашний арест». В ней законодатель предлагает прописать правила, в соответствии с которыми запрет выходить за пределы жилого помещения в определенные периоды времени или находиться в определенных местах будет считается мерой пресечения в виде «запрета определенных действий», а не домашним арестом, как сегодня.
Под понятием «домашний арест» законодатель предлагает закрепить фактическое заключение лица в жилом помещении.
Далее законодатель предлагает поправки в ст. 109 УПК РФ «Сроки содержания под стражей» и ст. 128 УПК РФ «Исчисление срока», а именно ввести различный зачет дней содержания под стражей в зависимости от принятых «запретов определенных действий».
Так, за меру пресечения «запрет определенных действий» в виде запрета выходить за пределы жилого помещения в определенные периоды времени законодатель предлагает исчисление двух дней подобного запрета за один день содержания под стражей. Три дня запрета нахождения в определенных местах, а также ближе установленного расстояния до определенного объекта или лица - за один день содержания под стражей.
Нововведения в дальнейшем должны повлиять на условия исчисления отбытого срока содержания под стражей при ходатайствах осужденных об условно-досрочном освобождении.
- Главная задача законопроекта - повысить эффективность, а значит, и расширить применение для подозреваемых в совершении преступлений мер пресечения, не связанных с помещением в следственный изолятор. К этому нас призывают не только здравый смысл и принцип гуманизма, но и практика ЕСПЧ, а также ряд международных соглашений. Это ненормальная ситуация, когда доля удовлетворенных судами ходатайств об избрании мер пресечения в виде залога составляет 0,42%, а домашнего ареста не превысила соответственно 2,43% от общего числа удовлетворенных ходатайств об избрании мер пресечения, - рассказал Костунов. - При этом условия содержания в изоляторах зачастую не соответствует даже минимальным требованиям. Изоляторы необходимо разгружать, чему и должен способствовать наш законопроект.
Как говорится в пояснительной записке, несмотря на предпринимаемые усилия, ни залог, ни домашний арест не стали реальной альтернативой заключению под стражу в последние годы. Так, в 2010 году судами было удовлетворено 148 689 ходатайств о заключении под стражу, в 2011-м - 135 850, в 2012 году - 132 923, в 2013-м - 133 311, в 2014-м - 133 755. Ходатайства об избрании мер пресечения в виде залога или домашнего ареста удовлетворялись судами в 2010 году 629 и 668 раз соответственно, в 2011-м - 438 и 1346, в 2012 году - 275 и 2714, в 2013-м - 198 и 3086, в 2014-м - 225 и 3333. Таким образом, за указанный период доля удовлетворенных судами ходатайств об избрании мер пресечения в виде залога и домашнего ареста не превысила 0,42 % и 2,43% от общего числа удовлетворенных ходатайств.
- Предложенные варианты дифференцирования применяемых ограничений в зависимости от условий совершения преступления и личности подозреваемого представляются достаточно интересными и разумными, так же как интересной представляется сама идея введения такой меры пресечнения, как «запрет определенных действий». На мой взгляд, это позволит более гибко подходить к вопросу избрания таких мер пресечения, которые позволят качественно провести расследование и принести наименьший ущерб личности, что особенно актуально сегодня в условиях, когда во многих регионах СИЗО переполнены, а суды и следственные органы по старинке или по традиции отдают предпочтение заключению под стражу, - отметил партнер юридического бюро «Замоскворечье» Дмитрий Шевченко.
Последние несколько лет вся страна наблюдала за домашним арестом главной фигурантки дела о мошенничестве в Минобороны РФ Евгении Васильевой, которая провела в «заключении» в собственной квартире около 2,5 года. При этом разные свидетели и средства массовой информации ни раз отмечали, что условия, созданные для опальный чиновницы, оказались более чем комфортными: большая квартира в центре Москвы с правом на прогулки по городу в течение нескольких часов в день. Более того, Евгения Васильева не забывала радовать россиян и своим творчеством через интернет, распространяя собственноручно написанные картины и музыкальные клипы с собственным участием, снятые на свежем воздухе.
В итоге после вынесенного в мае этого года решения о пятилетнем сроке лишения свободы весь срок домашнего ареста был засчитан Васильевой как срок содержания под стражей, и, не успев прочувствовать весь колорит тюремной жизни, в середине лета экс-чиновница вышла на свободу по условно-досрочному освобождению.
Если бы предлагаемые депутатом нормы действовали ранее, Васильева смогла бы претендовать на УДО лишь через год.
- Сегодня существует действительно большая проблема в связи с малым использованием практики домашнего ареста. Даже по преступлениям, которые не носят общественной опасности, 95% находящихся под следствием ожидают своей участи в следственном изоляторе, - рассказал руководитель Антикоррупционного комитета Московской области Сергей Королев. - И только «особые» люди, вроде недавней героини нашумевших событий Евгении Васильевой, получают не только право на домашний арест, но и лучшие условия. В целом я поддерживаю предлагаемые законодателем изменения, но главное - это практика применения.

Поделиться: