14:1309.06.11

Ядерная энергетика имеет право на существование, лишь постоянно доказывая обществу свою безопасность

Ядерная энергетика имеет право на существование, лишь постоянно доказывая обществу свою безопасность

О необходимости повышения безопасности современных АЭС говорится много. Тему подхлестывают последние мировые события. Все страны, в которых работают атомные энергоблоки, планируют провести масштабную проверку действующих реакторов и изменить требования к безопасности для строящихся и проектируемых атомных станций - так называемые стресс-тесты - в сторону их ужесточения. Выработкой единых требований занимаются группы при МАГАТЭ и при Всемирной ассоциации операторов атомных станций. Но откладывать реализацию первоочередных мер до выработки единой позиции даже на полгода специалисты госкорпорации «Росатом» сочли неправильным.
На вопросы Виктора Дашкевича, ведущего научного сотрудника Объединенного института энергетических и ядерных исследований отвечает глава атомного ведомства России Сергей Кириенко.
- Без ложной скромности можно сказать, что российская атомная отрасль сегодня входит в число мировых лидеров, - утверждает министр. В мире их три - Соединенные Штаты Америки, Франция и Россия. Россия и США первыми начинали ядерные проекты и за прошедшее время накопили огромный опыт и создали необходимую инфраструктуру. Франция является лидером в области развития гражданской ядерной энергетики. В России накоплен колоссальный интеллектуальный запас знаний. Специалисты «Росатома» смоделировали развитие ситуации на «Фукусиме» уже в первые часы после аварии. Причем этот прогноз оказался настолько точным, что пока все реальные события не вышли за пределы погрешности предсказанного развития ситуации.
- Вы неоднократно подчеркивали, что мир не готов отказаться от ядерной энергетики по экономическим и экологическим соображениям. Значит ли это, что должны быть свернуты исследования по развитию альтернативной энергетики?
- Категорически не согласен. Было бы полной ошибкой считать, что источники энергии делятся на «хорошие» и «плохие». Говорить о том, что ядерная энергетика является единственным приемлемым вариантом и никакой другой энергетики развивать не нужно, было бы просто глупостью. Человечеству нужен оптимальный баланс. И исходить нужно из ситуации.
Нет смысла строить атомные станции в Сибири, где имеются огромные запасы гидроэнергии. Хотя за этот вид энергии тоже нужно платить, и не столько деньгами, сколько экологическими последствиями. Аналогичным образом обстоит дело и в регионах с богатыми запасами угля. В этом случае экологической платой становятся уже и радиационные последствия - угольная станция во время работы выбрасывает в атмосферу не только углекислый газ и пыль, но и значительное количество радионуклидов, гораздо более высокое, чем та же атомная станция. А вот для центральных и северо-западных областей России в условиях отсутствия гидроресурсов и запасов угля альтернативы атомной энергетике практически нет.
Выбор конкретного энергоисточника должен быть подтвержден оптимальным экономическим и экологическим балансом. Альтернативные источники энергии обязательно нужно развивать. Более того, «Рос­атом» начинает сегодня вкладывать деньги в ветровую и солнечную энергетику. Запасы углеводородов, на которых сегодня держится основа энергосистемы мира, с одной стороны, небесконечны, с другой - очень сильно зависят от целого ряда факторов политической конъюнктуры. События в Северной Африке вызвали скачкообразный рост цен на нефть. И это не единственный пример. Поэтому чем больше удастся получить энергии за счет солнца, ветра, приливов и т.д., тем лучше. При этом нужно оставаться реалистами и понимать, что в развитие этих источников энергии необходимо вкладывать огромные деньги. Пока доля альтернативных источников энергии в общем балансе крайне незначительна. И очень хорошим результатом в обозримой перспективе будет доведение доли такой энергетики до 10 или 20 процентов.
- Литва постоянно высказывает свой протест против строительства Балтийской и Белорусской АЭС. Имеет ли он под собой реальные основания?
- В основе позиции Министерства иностранных дел Литвы лежат не технические, а политические характеристики проекта. Литва не успевает построить свою станцию и понимает, что с вводом в строй Балтийской и Белорусской АЭС места на рынке электроэнергии для литовской станции не остается. На уровне энергетиков у нас хорошие и конструктивные взаимодействия, но позиция МИДа Литвы далека от профессиональной и является конъюнктурно-политической. И это понятно: с точки зрения своих экономических интересов они должны бороться против строительства Балтийской и Белорусской атомных станций. Но многие литовские предприятия заинтересованы в дешевой электроэнергии и уже сегодня выходят на контакт с «Росатомом».
- Вы часто принимаете личное участие во встречах с общественностью и отвечаете на вопросы...
- Первой причиной такой моей позиции является презумпция опасности атомной отрасли. И как бы это ни было неприятно лично, с объективной точки зрения это правильно. Именно атомная отрасль должна доказывать обществу свою безопасность, а не наоборот. Это не всегда просто и не всегда доставляет удовольствие. Но делать это необходимо.
С профессиональной точки зрения считаю для себя крайне полезным принимать участие во встречах с общественностью и отвечать на любые, даже самые острые вопросы. Доступная информация об атомной энергетике является базовым условием ее развития. Мы либо научимся открытому, прозрачному и объективному диалогу с общественностью, либо атомной энергетики просто не будет.
Второй причиной интереса к таким встречам является возможность выделить наиболее острые темы, которые волнуют общественность, и сфокусировать внимание специалистов на их освещении.
Удовольствие мне доставляет то, что с каждым годом диалог становится более содержательным и профессиональным. В нем становится меньше эмоций и больше профессионального и содержательного подхода. Мы учимся слушать друг друга, и это по-человечески приятно.

Поделиться: