08:2117.05.12

Китай в Арктике: союзник или противник России?

Китай в Арктике: союзник или противник России?

Споры за дележ Арктики заметно усиливаются. Кроме традиционных держав, имеющих прямой выход к Северному Ледовитому океану (Россия, США, Канада, Дания, Норвегия, Исландия) и прочих арктических государств (Финляндия и Швеция), все увереннее свои амбиции на освоение арктического бассейна заявляет Китай, который, казалось бы, не имеет к Арктике никакого отношения хотя бы в силу своего географического расположения. Насколько его притязания опасны для России? Или мы можем сыграть с Китаем в одной команде? 
Острота споров неудивительна: конкуренция в мире за источники сырья неуклонно накаляется. Причем согласно прогнозам ряда экспертов, в этом районе ориентировочно сосредоточена четверть мировых запасов углеводородов. А по уточненным оценкам американских геологов, в арктическом бассейне сосредоточено до 13 процентов неоткрытых запасов нефти и 30 процентов мировых запасов газа, а также крупные месторождения прочих видов энергоресурсов, цветных, благородных металлов и серьезные рыбные запасы. 
До сих пор воспользоваться большей частью этих богатств было невозможно, но глобальное потепление, приведшее к таянию арктических льдов, породило споры за начавшие открываться богатства Арктики. По данным ученых, с 1995 г. толщина ледяного покрова в Арктике уменьшилась почти на треть. По их прогнозам, уже в 2013 г. Арктика все лето будет свободна ото льда, а к 2030 г. от него может очиститься и весь Северный Ледовитый океан. Таким образом, к этому времени она станет открыта для широкой хозяйственной деятельности. 
Заинтересованные в ее освоении страны готовятся к этому заранее. Причем Китай идет едва ли не в первых рядах. Определенным индикатором служит и все более уделяемое внимание этому вопросу китайскими СМИ. 
Начало китайской программе полярных исследований было положено еще в 1981 г. Интересно, что Поднебесная продвинулась в плане научно-технического освоения Арктики даже дальше многих арктических держав, включая Россию. Речь, в частности, идет о ледокольном флоте. Уже с 1994 г. китайцы начали изучать арктический бассейн на самом большом в мире неатомном ледоколе «Xuelong» («Снежный дракон») водоизмещением 21 тысяча тонн, купленном годом ранее у Украины. Кроме того, они и сами приступили к строительству собственного ледокольного флота. По словам заместителя начальника Государственного океанологического управления Чэнь Ляньцзэна, в 2013 г. КНР спустит на воду сверхмощный ледокол, способный проходить льды толщиной до 4,5 метров (у «Xuelong» возможности гораздо скромнее - лишь полтора метра). Причем новое судно будет специально оборудовано для исследований дна океана с  помощью подводных роботов и батискафов. И как заявляет глава комитета Компартии Китая по арктическим и антарктическим исследованиям Кин Вейиа, к 2015 г. Пекин обзаведется постоянным «полярным» флотом. В то же время с кораблями подобного класса остальные державы вроде Дании, США и России испытывают проблемы. 
Кроме того, КНР рассчитывает обзавестись специальной авиацией, способной приземляться на Северном полюсе. 
Параллельно китайская сторона быстрыми темпами модернизирует базу проведения арктических исследований, перестраивая ледокольный порт в Шанхае и возводя новые корпуса для обработки данных, хранилищ полярного льда и др.
И это обстоятельство Китай также использует для доказательства весомости своих арктических амбиций. Сейчас Пекин активно скупает голоса ученых, которые подозрительно горячо уверяют весь мир в том, что он выиграет от прихода КНР в Арктику. Слушая некоторых из них, создается впечатление, что никто кроме китайцев с их «уникальным оборудованием», включая ледоколы, больше не может исследовать те же климатические изменения. 
О серьезности намерений Китая говорит наличие в его структуре органов власти особой Арктической и Антарктической администрации (KYAA. Chinese Arctic and Antarctic Administration). Она и отвечает за выполнение научных программ и постепенно наращивает активность на этих направлениях. 
Заметим, что с 1998 г. Пекин стал проводить регулярные арктические экспедиции. В общей сложности он осуществил четыре подобных исследования. Завершается подготовка к пятой арктической экспедиции, намеченной на июль 2012 г. и уже готовятся две следующие, проведение которых ожидается до 2016 г. 
Однако Пекин не ограничивается лишь научной стороной и активно ведет политическую работу. Достаточно указать на состоявшийся в апреле визит премьер-министра Китая Вэнь Цзябао в Исландию и Швецию. Китайская сторона даже и не скрывала его целей, открыто признав, что Поднебесную интересует совместное с этими странами освоение Арктики. Выбор стран для визита не случаен: Исландия для Пекина важна как плацдарм для рывка в Арктику, а позиция Швеции как нынешнего председателя Арктического Совета имеет для Китая не менее важное значение. 
Интрига вокруг Арктического Совета 
Для выдвижения даже незначительных претензий Китаю сначала нужно хотя бы получить статус постоянного наблюдателя в Арктическом Совете, что даст ему определенные политические рамки и правовую основу для освоения региона. Можно, к примеру, хоть как-то оправдать соответствующие намерения таких «северных» стран как Финляндия и Швеция, пусть и не имеющих прямого выхода в Северный Ледовитый океан, но для Китая это куда более проблематично. 
Дело в том, что значение членства Арктическом Совете, постепенно превращающимся в важнейшую арену для международных действий в регионе, растет. 
Напомним, что целью Арктического совета, созданного в 1996 г., было заявлено сотрудничество и взаимодействие в области устойчивого развития региона и охраны окружающей среды. Его постоянными членами являются восемь государств (Канада, Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Россия, Швеция и США). Еще шесть стран (Франция, Польша, Голландия, Испания, Германия и Великобритания) имеют статус постоянных наблюдателей. Китай вместе с Италией и Южной Кореей довольствуются мало что значащим статусом временного наблюдателя. 
В 2008 г. Китай подал заявку на получение статуса постоянного наблюдателя Арктического совета (до сих пор по этому запросу нет окончательного ответа). Тем не менее, он пытается активно лоббировать свои интересы в этой организации, блокируясь со сравнительно малыми державами, которые могут получить от него не только деньги за реализацию взаимовыгодных проектов, но и защиту от других конкурентов. 
Так, именно Осло призывал дать Пекину статус постоянного наблюдателя при Арктическом совете, что позволило бы последнему активно продвигать свои проекты в регионе. И хотя сейчас с Норвегией и КНР наступило временное охлаждение, Китаю, согласно заявлениям его СМИ, удалось заручиться соответствующей поддержкой со стороны Исландии и Швеции.
Еще одной «сторонницей» присутствия Китая в Арктике является Дания. Ранее датский посол в Пекине Фриис Арне Петерсон заявлял, что у КНР «естественные и законные интересы в Арктике», поддержав стремление КНР получить статус постоянного наблюдателя Арктического совета. Одной из причин столь странного поведения является не только стремление получить поддержку в споре с большими странами, но и желание получить китайские инвестиции при разработке природных ресурсов Гренландии, в частности, месторождений нефти и газа на шельфе. 
Впрочем, пока закрепиться в Совете ему будет крайне сложно, поскольку для этого требуется согласие всех его членов, многие из которых проявили нежелание расширять свой состав. Причем ранее отказ получал даже ЕС. 
Тем более, что для одобрения заявки на вступление должен быть общий консенсус, до которого пока очень далеко. Взять хотя бы ситуацию с той же Норвегией, с которой Китай и развивал арктические исследования. Их «арктическую дружбу» нарушило в 2010 г. решение норвежского Комитета присудить Нобелевскую премию мира китайскому диссиденту Ли Сяобо, после чего Пекин фактически заморозил отношения с Осло. 
А это, в свою очередь, делает бессмысленной заявку Китая на членство в Арктическом Совете, поскольку он отказывается разговаривать с Норвегией. Впрочем, впоследствии все может еще измениться. 
Исландский плацдарм 
Пока же, понимая географическую уязвимость своей позиции, и даже не входя в Арктический совет, Китай предпочитает блокироваться по арктическому вопросу со странами, чьи позиции не так сильны перед лицом таких крупных держав региона как США, Россия и Канада. Так, несмотря на свои противоречия с Норвегией, он заключал с ней ранее договоры по освоению Арктической зоны. 
Верность этой стратегии лишний раз продемонстрировал апрельский визит высокопоставленного китайского премьера в Исландию и Швецию, ставший заметным прорывом КНР на арктическом направлении. Китайскую сторону не смутил прошлогодний провал, когда китайский миллиардер Хуанг Нубо, а в 1980-е гг. партработник департамента пропаганды КПК через девелоперскую компанию Zhongkun Investment Group пытался «по-тихому» выкупить земельный участок площадью 300 кв. км (почти четверть площади Гонконга) на северо-востоке Исландии за 8,3 млн долларов «для строительства элитного курорта с полем для игры в гольф». 
Под нажимом Запада, усмотревшего в этом желание Китая получить территорию для создания опорного пункта для поползновения на Арктику, Рейкъявик отказался продать китайской стороне интересующий ее участок даже за 100 млн долларов. Срыв сделки Хуан Нубо назвал проявлением антикитайских настроений на Западе. 
Однако усугубляющийся кризис и претензии кредиторов к стране с многомиллиардным долгом сделали Исландию более уступчивой. Уже в начале декабря министр промышленности, энергетики и туризма Исландии Катрин Юлиусдоттир заявила о намерении оказать содействие этим проектам. И согласно ряду источников, в конце апреля Рейкьявик согласился на сделку с Пекином за 200 млн долларов. 
Судя по всему, именно отсюда Поднебесная будет вести исследования Арктики, что позволит ей в будущем претендовать на ту часть региона, которая не входит формально в эксклюзивную экономическую зону остальных держав. 
Получение базы в Исландии Китаю было крайне необходимо после ссоры с Норвегией. Напомним, что первая китайская научная станция Хуанхэ («Желтая река») в Арктике открылась еще 28 июля 2004 г. в местечке Ню-Олесунн на норвежском Шпицбергене. Этот объект занимал площадь полкилометра, на котором находилось двухэтажное здание с современными лабораториями и жилыми помещениями, рассчитанными на единовременное пребывание до 25 полярников. 
 Здесь же КНР демонстрировал свою новейшую технику, включая оборудование для особых глубоководных роботов. К 2008 г. китайцы провели восемь подледных и подводных исследований, в которых задействовали автоматического подводного робота «Арктика-ROV», оснащенного видеокамерой и гидролокатором и способного работать на глубине до 50 метров. 
А с 2008 г. они стали применять нового робота типа «Арктика» с дистанционным управлением, созданного Шэньянским институтом автоматики по специальному государственному заказу и способного работать на глубинах до 100 метров в радиусе трех километров от своего погружения. 
Причем Норвегия предоставила Китаю не только территорию, но и техническую базу: так, станция «Хуанхэ» была выстроена норвежской стороной, также обеспечивающей ее сервисное обслуживание. 
Таким образом, как показывает практика, ставить на одну страну, не имея своего выхода в Арктику, опрометчиво. Недавнее взаимное охлаждение отношений с Норвегией служит наглядным тому подтверждением. 
Цели Китая в Арктике 
Почему же Поднебесная рвется в эту гонку, в которой, казалось бы, ей изначально мало что светит? Для растущего Китая задача обеспечения себя природными ресурсами становится первоочередной. В противном случае его экономику ожидает коллапс. Вот поэтому КНР и проявляет столь повышенную активность на всех океанах и континентах. 
Заметно изменилась и сфера интересов исследований. Если раньше она касалась главным образом экологии, например, таяния льдов, то теперь бросается в глаза намерение развивать изучение океанской ихтиофауны и донных отложений. 
Однако его интересует не только перспектива получения контроля над частью сырьевых запасов практически нетронутой Арктики, но и активизация судоходства через Северный морской путь, проходящий от Берингова пролива на востоке до Новой земли на западе, который на 6400 км короче и значительно дешевле южного маршрута из Шанхая до Гамбурга. Кроме того, его удешевляет и отсутствие рисков вроде пиратства, которое особенно сильно угрожает китайским кораблям в районе Аденского залива. 
По оценке китайских экспертов, один «северный» рейс контейнеровоза или сухогруза может сэкономить от 0,5 до 3,5 млн долларов. Поэтому этот путь по освобожденной от льда Арктики способен полностью изменить всю мировую торговлю. 
Не случайно, что уже в 2007 г. правительство КНР пожелало сотрудничать с арктическими странами в области развития транспортировки грузов в регионе. В связи с этим Пекин будет всячески добиваться для себя наиболее благоприятных условий для прохождения его кораблей по Северному морскому пути. 
Причем в обозримом будущем арктические исследования Китая будут идти по нарастающей, поскольку научные, экономические, технические и военные возможности у Китая уже есть и год от года они будут только увеличиваться. Таким образом Китай не на словах, а на деле доказывает то, что он становится новой глобальной державой, способной бросить вызов остальным странам мира, не исключая и США. 
Влияние Китая на споры за Арктику 
Между тем, появление Китая создает важную интригу в споре за Арктику. С одной стороны, у арктических держав есть понимание, что появление в регионе державы, формально не имеющей на его освоение никаких прав, может спровоцировать соответствующие претензии со стороны других держав. Заметим, что примеру Китая готовы последовать также Япония, Южная Корея и Индия. Первая уже больше века проводит исследования и участвует в разведке месторождений природных ресурсов. Южная Корея изучает возможность строительства в Арктике терминала сжиженного природного газа (СПГ). 
Таким образом, основным претендентам на нее в лице России, Канады и США придется что-то делать и с растущими претензиями на освоение этого бассейна со стороны Китая. Но смогут ли они объединиться против «чужаков»? Это во многом будет зависеть от их поведения. Сейчас Пекин открыто не предъявляет своих явных политических претензий на Арктику, что и понятно: чрезмерная активность может лишь привести к тому, что мы наблюдаем в Южно-Китайском море в споре по Спратли, где против него США сколотили целую коалицию. Так что пока активных агрессивных действий с его стороны на этом направлении ожидать не стоит. Куда продуктивнее готовиться к схватке, не влезая в нее напрямую и наблюдая за тем, как остальные «дерущиеся тигры» тратят силы в борьбе друг с другом. 
Китайские амбиции в Арктике также стимулирует то, что формально с международно-правовой точки зрения Арктика является «ничьей». И это несмотря на принятие Конвенции ООН 1982 г., которая во многом лишь запутала ситуацию. Тем не менее, на международном уровне вопрос о разделе Арктики так и не решен, чем и пользуются страны вроде Китая, стремящиеся доказать, что ни у кого нет исключительных прав на освоение этого региона. Как заявил в 2010 г. китайский контр-адмирал Инь Чжо, «Арктика принадлежит всему миру, так что ни у одного народа нет над ней единоличной власти». Интернационализация вопроса является важным способом привлечь внимание прочих держав, чтобы получить более весомые козыри в споре за арктические богатства. 
А пока Китай применяет здесь разные подходы. С одной стороны, как уже говорилось выше, он добивается выгод, активно работая с «малыми» странами. С другой стороны, он не против воспользоваться противоречиями остальных крупных держав. И, разумеется, здесь не может обойтись без России. Пекин дает понять, что перспективы взаимовыгодных проектов перед лицом угроз со стороны Запада вынудят Москву стать более сговорчивой.
Напомним, что Россия претендует на 1,2 млн квадратных километров Арктики, против чего резко против выступают прочие страны. Они не признают стремление России установить контроль над значительной частью территории «треугольника» между Северным полюсом, Мурманском и Чукоткой. В этом случае остальные государства указывают на Конвенцию ООН по морскому праву 1982 г., дающую арктическим государствам право на разработку недр в границах своих исключительных экономических зон (на расстоянии до 200 миль от их берегов). 
Россия же стремится доказать, что подводные хребты Менделеева и Ломоносова являются продолжением ее континентального шельфа. Если ей удастся это сделать, то российская территория в Арктике будет заметно расширена. Соответствующая заявка будет рассмотрена в ООН в 2014 г. И остальные участники арктической гонки намерены сделать все, чтобы она не была удовлетворена. Для Москвы определенное значение имел бы голос Пекина. Ведь хотя китайские специалисты не входят в число экспертов комиссии ООН, определяющей границы континентального шельфа, но оказать влияние на решение этого органа они могут. Но в таком случае ему придется пообещать что-то «очень немаловажное» и можно предугадать, что его устроила бы уступка по арктическому вопросу, что позволит снизить давление на Россию остальных держав. 
С одной стороны если Москва получит в свое распоряжение подводную территорию между хребтами Ломоносова и Менделеева, то Китай, как и остальные страны мира, окажутся в невыгодном положении. Не случайно он внимательно отслеживает все действия России в Арктике: от него не ускользнуло ни возобновление над ней в 2007 г. полетов наших стратегических бомбардировщиков, ни установка российского флага на дне Северного Ледовитого океана. 
Нельзя исключать, что в будущем, по мере усиления КНР и возможного ослабления России Пекин потребует предоставления Северному проходу статуса нейтральных вод. Неслучайно, что представитель Даляньского морского университета Ли Чжэнфу признает, что получивший «контроль над арктическим маршрутом будет контролировать новый путь мировой экономики». Подобными заявлениями нас приучают к мысли о том, что за территории, которые мы считаем своими, нам еще предстоит побороться. Не случайно профессор Го Пэйцин из Китайского университета океана называет споры арктических держав на шельф региона «вызовом» международному праву, в том числе и со стороны России. 
Согласно экспертизе Стокгольмского Института исследования проблем мира (SIPRI), Поднебесная опасается стать в этом случае заложником настроений Москвы, которая может по своему усмотрению увеличивать сборы за проход кораблей по ее исключительной экономической зоне. 
Начало серьезного спора России и Китая отвечало бы интересам Запада, взявшего курс на сырьевое сдерживание КНР. Тем более, что появление в Арктическом бассейне Китая является даже менее желаемой перспективой, чем все российские арктические претензии. Не случайно, что многие западные эксперты всячески пытаются доказать, что появление Китая в Арктике создает угрозу прежде всего для России. 
 Однако китайское руководство не настолько простодушно, чтобы попасться на эту удочку. Его стратегия в отношении Москвы приблизительно такая: настойчиво доводить до слабеющей России мысль, что она хочет заглотить слишком большой кусок и что для этого она не обладает ни технологиями, ни капиталом для добычи природных богатств. А раз так, то предлагают свои инвестиции с целью создания трехсторонних совместных предприятий с привлечением передовых западных (главным образом, норвежских) технологий, без которых ни КНР, ни Россия ни в состоянии вести добычу сырья с больших глубин. 
Что же касается характера «китайских угроз», то появление в арктическом бассейне КНР невыгодно никому. Обратим внимание на то, что особо интенсивно китайцы проводят исследования в Беринговом и Чукотском морях. А это зона стратегических интересов не только России, но и США. Впрочем, китайцев интересует большая часть бассейна, поскольку исследования проводятся как в тихоокеанском, так и в атлантическом секторах Северного Ледовитого океана. Таким образом, в той или иной мере китайские амбиции в Арктике могут затронуть всех участников арктической гонки. 
Неслучайно, что американские эксперты, включая бывшего капитана ВМФ США, профессора международного права в Военно-морском колледже США в Ньюпорте Джеймса Краска, все чаще призывают «остерегаться» КНР: «Было бы разумно настороженно относиться к Китаю - стране, немного неуклюжей в бравировании своим растущим экономическим весом и порой склонной к грубому поведению». 
Таким образом, очень многое будет зависеть от позиции США. 
 
news.bcm.ru

Поделиться: