12:5916.07.12

Поспешишь - людей насмешишь: чем российский закон о митингах отличается от иностранных

Поспешишь - людей насмешишь: чем российский закон о митингах отличается от иностранных

Президент Владимир Путин, подписывая закон о митингах в России в начале июня, заявил, что сравнил его с законодательными актами европейских стран и не нашёл в российском ни одного положения, которое было бы жестче, чем в Европе. РБК daily изучила контекст принятия аналогичных законов и особенности их применения в Великобритании, Франции, Германии и США.
Случай, который вполне может стать типичным вариантом применения ФЗ № 65 «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», произошёл 15 июля в Мурманске, где в воскресенье отменили велопробег «Критическая масса». Это событие, по мнению органов правопорядка, подпадает под действие, а значит, его нужно было согласовать (ст. 20.2.2). Организаторы этого не сделали, хотя администрация города была в курсе и даже размещала информацию о велопробеге у себя на сайте. О том, что велопробег лучше бы отменить, его организатору Владимиру Марченко рассказали в МВД 13 июля.
Велосипедисты по городу все же проехались. Полиция не мешала, её практически не было, только «обычный отряд ППС, но это как всегда», пояснил Владимир Марченко. На пикник он во вторник тоже собирается, только объявления снимет и предупредит всех, что ничего организованного не будет.
В Европе разрешение на проведение массовых акций протеста получить достаточно легко, если только они не представляют угрозу для общественного порядка или безопасности. Запрет на проведение протеста еще не означает, что он не может состояться. Их следует проводить в мирной манере, например, протестующие не должны мешать движению транспорта, деловой активности и т.д., рассказала аналитик «IHS Global Insight» Лилит Геворгян. В любом случае запрет на проведение акций протеста может быть оспорен в суде.
В Великобритании с 2005 по 2011 год были введены дополнительные ограничения на проведение собраний вокруг Вестминстерского дворца и парламента в Лондоне. Те, кто хотел провести демонстрацию, должны были не менее чем за шесть дней предоставлять уведомление в комиссариат полиции, который мог налагать особые и достаточно жесткие условия на их проведение, добавляет политолог «University of East Anglia» Дэвид Мид. Но в этом году поправки были объявлены неконституционными.
Митинг или демонстрация под открытым небом в Германии требует уведомления полиции за 48 часов. Направить его можно через Интернет, указав помимо данных заявителя, темы, даты и маршрута мероприятия, а также ответственных за соблюдение порядка. Допустимы и спонтанные уличные акции вообще без всякого уведомления. Поводом для их разгона может стать агрессия и применение насилия со стороны митингующих.
В Нью-Йорке не требуется никакого разрешения для демонстраций на улицах или в парках, число участников которых не превышает 20 человек и если они не намерены использовать звуковую аппаратуру. В противном случае, например, для протестного шествия по нью-йоркским улицам необходимо получать разрешение в управлении полиции города (либо в управлении парков для соответствующих мероприятий), за которым следует обратиться не позднее чем за пять дней до мероприятия.
Максимальное наказание для организаторов митингов в Великобритании - 2,5 тысячи фунтов стерлингов штрафа и (или) три месяца тюремного заключения. «Но я не знаю ни одного случая, когда организаторы отправлялись в тюрьму, - уверяет представитель «Human Rights School of Law» при Университете Лондона Билл Боуринг. - Обычное наказание в случае признания вины - условный приговор или небольшой штраф».
В главном британском законе, регламентирующем проведение публичных мероприятий, «Public Order Act», предусмотрено наказание до пяти лет лишения свободы, но оно может быть назначено за «нарушение общественного порядка с применением насилия». Но это универсальная форма наказания, которая карает не за участие в протестах (санкционированных или нет), а за нарушение общественного порядка так такового. Равно как ст. 213 УК РФ «Хулиганство» может применяться и к участникам митингов и демонстраций.
Арестовывать организаторов протестов не принято и в Нью-Йорке. Напротив, именно они обычно сообщают журналистам, сколько именно рядовых участников протеста попало в полицию. Поводом для ареста там служит все то же нарушение общественного порядка и сопротивление правоохранительным органам. Наказание по этим статьям административное и подразумевает испытательный срок до года, за нарушение закона в этот период граждане могут несколько дней провести в тюрьме.
В Германии обязанность защиты демонстрантов лежит на полиции. Она учитывает интересы митингующих даже больше, чем автолюбителей или жителей окрестных домов. Для роспуска демонстрации полиции нужны веские основания, например, отсутствие уведомления (если речь не идет о спонтанной акции), указание заведомо неверных сведений в заявке, возникновение беспорядков. Уголовные дела заводят только на тех задержанных, которые применяли насилие, в результате которого есть пострадавшие или причинен материальный ущерб. Если демонстрация начинает выходить из-под контроля немецких полицейских (участники начинают скандировать оскорбительные лозунги, надевают маски, а ее организаторы не могут сами утихомирить толпу), то в гущу толпы направляются специально обученные полицейские наряды, задача которых погасить конфликт при помощи словесных увещеваний. И только если это не срабатывает, демонстрацию объявляют распущенной и проводят задержания.
Полиция при разгоне несанкционированных акций имеет право действовать по своему усмотрению. Разница между Россией и ЕС познается тогда, когда дело доходит до применения этого права, отмечает Лилит Геворгян. Так, в Европе существует многоступенчатая система проверок работы полиции. Полицейские действуют осторожно ещё и потому, чтобы не дать протестующим возможности выиграть суд.
Сам по себе принятый в России закон о митингах не так страшен и не вызвал бы бурю негодования, если бы не то, как и в каком политическом контексте он принимался. Госдума приняла закон сразу во втором и третьем чтении в течение одного дня, на голосование по каждой из более чем 350 поправок было отведено по 5 секунд. Все для того, чтобы успеть ко Дню России 12 июня, на который был назначен очередной «Марш миллионов», который, кстати, прошёл мирно и не позволил опробовать нормы нового закона.

Поделиться: