15:0931.03.15

Дмитрий Озерский: «Общая ситуация в рыбопромысловой отрасли за последнее время мало изменилась»

Дмитрий Озерский: «Общая ситуация в рыбопромысловой отрасли за последнее время мало изменилась»

О тенденциях в рыбодобывающей отрасли и специфике бизнеса рассказывает председатель совета директоров НП «СЗРК» Дмитрий Озерский
- Сильно ли введение санкций и контрсанкций отразилось на рыбодобывающей отрасли?
- С точки зрения рыбодобытчиков, общая ситуация в рыбопромысловой отрасли за последнее время мало изменилась. Мы по-прежнему имеем возможность продавать рыбу и на экспорт, и на внутренний рынок, и при принятии решений мы исходим только из рыночной ситуации. Разговоры о введении ограничений на продажу рыбы на экспорт чиновниками ведутся, но пока конкретные меры не приняты. И я думаю, что ни к чему хорошему они бы не привели. Так что мы по-прежнему зависим главным образом от промысловой обстановки и объемов вылова, которые нам ежегодно рекомендуют ученые. И затем запасы, например, трески, пикши и палтуса, определяются в виде общих допустимых уловов в рамках совместной российско-норвежской комиссии, так как эти запасы у нас совместные с Норвегией. Так сложилось, что в Северном бассейне мы вылавливаем большую часть рыбы в норвежской зоне.
- Где сейчас выгоднее продавать рыбу - на внешнем или внутреннем рынке?
- Эмбарго, запрещающее ввозить в Россию рыбу из стран ЕС, Норвегии, Канады и других стран, существенно повлияло на ассортимент и цены на прилавках. Но нельзя забывать, что в целом все компании работают в условиях исторически сложившейся культуры потребления того или иного вида рыбы в каждой стране и регионе. Спрос на рыбу и морепродукты очень консервативен и не всегда логичен. Поэтому отслеживать рыночную ситуацию нужно отдельно по каждому виду рыбы. Например, продукция нашего нового предприятия, которое мы приобрели год назад, - Архангельского тралового флота (далее АТФ. - «Эксперт С-З») - это больше чем наполовину пелагические породы рыб: мойва, сельдь, путассу, скумбрия. Это так называемая народная рыба, она всегда продавалась преимущественно в России, потому что здесь есть традиция ее потребления. А минтай, более дешевую и самую массовую рыбу тресковых пород, добываемую на Дальнем Востоке, в России покупают мало. Раньше в СССР она была очень дешевой, и ее покупали бабушки для кошек. Так сложился определенный стереотип. Хотя как продукт минтай обладает прекрасными качествами. Краб и треска тоже не являются приоритетными продуктами для россиян.
Если же говорить о выгоде... Сельди, например, норвежцы ловили примерно столько же, сколько и мы, и даже немного больше, и ввозили ее преимущественно в Россию. Когда на поставки наложили вето, на российском рынке сельди стало вдвое меньше, соответственно, и цены на оптовом рынке выросли также вдвое: с 45 до 90 рублей за килограмм. Семга и лосось все еще присутствуют в магазинах, но цены на эту рыбу выросли чуть ли не втрое. Соответственно, нам стало выгоднее продавать больше рыбы на внутренний рынок, чем раньше. Плюс в целом увеличился спрос. Вслед за ростом цен на сельдь и лосось, а также из-за динамики курса валют произошел рост цен и на другие виды рыбы. Та же мойва, которая всегда поставлялась нами только в Россию, подорожала с 32 до 64 рублей за килограмм на оптовом рынке.
- Всех потребителей волнует вопрос: если это русская рыба, ловится и продается она в России, почему она так подорожала? Причем тут курс евро и доллара?
- Это сугубо рыночная конъюнктура, от нас она практически не зависит. Мы в основном работаем с оптовыми покупателями, которые платят живые деньги. Мы, рыбаки, должны продать рыбу и получить деньги сразу, так как нам надо покупать топливо, платить зарплату, ремонтировать и модернизировать флот и так далее. И политику ценообразования в цепочке перекупщиков мы не отслеживаем.
Я знаю, что оптовая цена за килограмм трески, по которой мы ее отпускаем, равна 190 рублей включая НДС. В магазинах треску продают по цене от 250-300 рублей за килограмм. Год назад эту же треску мы могли продавать либо за 3 доллара за рубеж, либо за 90 рублей здесь - при том курсе примерно равнозначно. И при прочих равных условиях нам все же выгоднее продавать рыбу в России, так как при экспорте мы платим пусть и небольшую, но пошлину. После вступления в ВТО эта пошлина постепенно снижается, но она еще не обнулилась. Но даже в 2014 году после роста курса евро и доллара порядка 30%, если не больше, трески нами было продано в России. Другой вид рыбы - палтус - мы абсолютно весь продаем в России, а в Китай уходят головы и хвосты. То есть палтус - хороший пример, когда лучшая продукция идет на российский рынок, а за границу - только субпродукт. Палтус стоит дороже трески, дороже минтая и сельди. Его вообще не очень много добывают, и сейчас из Норвегии, Канады и других стран его не поставляют. В нашей стране есть традиция его потребления, он считается у нас деликатесной рыбой. Соответственно, нельзя говорить, что на российский рынок идет только дешевая продукция. Копченый палтус стоит в магазинах порядка 900-1000 рублей за килограмм. И иностранные закупщики не в состоянии бороться с нашим внутренним спросом на рынке.
- В 2015 году ожидается дальнейший рост цен на рыбу?
- Я думаю, что основной рост цен происходит сейчас, в первом квартале года. Дальше, если рубль будет укрепляться, и цены на рынке будут снижаться. Все зависит от курса валют, потому что большая часть добываемой рыбы является экспортным продуктом, и производители всегда ориентируются на расценки внешнего рынка.

Поделиться: