13:3029.06.15

Генетические экспертизы оказались вне закона

Генетические экспертизы оказались вне закона

Генетические экспертизы, которые помогают силовикам вычислить преступника, оказались вне закона. Об этом говорится в обращении члена Общественной палаты Владимира Слепака, которое тот направил спикеру Совета Федерации Валентине Матвиенко и в Минздрав. Согласно принятым в России нормативным актам, такие исследования проводятся с помощью медицинских изделий. Но зарубежные поставщики регистрируют свои аппараты и расходные материалы как изделия, применяющиеся для криминалистической деятельности. Из-за бюрократических противоречий специалистам, которые работают в лабораториях Минздрава и МВД, с начала 2015 года грозит уголовная ответственность. Сейчас, как говорится в обращении, они находятся перед выбором: или остановить работу, поскольку закупленные в прошлом году материалы заканчиваются, или рисковать, нарушая закон.
Как объясняют эксперты, генетические экспертизы в ходе расследований проводятся, чтобы получить информацию о преступнике по молекулам ДНК, которые могут оказаться на месте преступления. Они могут быть на забытых вещах, на потерпевшем, даже на поверхности, к которой человек просто один раз прикоснулся.
К примеру, при расследовании убийства политика Бориса Немцова, как сообщалось, должна быть проведена генетическая экспертиза «образцов крови и эпителия» подозреваемого Заура Дадаева. Исследование должно показать, совпадает ли его ДНК с обнаруженными на месте преступления биологическими образцами.
Экспертизы могут делать учреждения, которые подведомственны Минздраву и МВД. Как говорится в обращении Владимира Слепака, несоответствия были и раньше, но по-настоящему они напугали сотрудников лабораторий с начала 2015 года, когда была ужесточена ответственность за использование незарегистрированных медицинских изделий: сейчас за это им грозит уголовное преследование, максимальное наказание - до 5 лети принудительных работ.
- На сегодняшний день проведение генетических экспертиз в Российской Федерации практически на 100% зависит от импорта, - сказано в обращении. - При этом данная продукция не может быть зарегистрирована в качестве медицинской, поскольку зарубежные производители, руководствуясь своим национальным законодательством, относят ее к криминалистической деятельности.
В результате, как говорится в обращении, «требования законодательства, предъявляемые к проведению генетических экспертиз ... привели к фактическому отказу судебных медиков от выполнения данного вида исследований».
Слепак просит Матвиенко принять меры, отмечая, что «остановка работы судебно-медицинских лабораторий... неизбежно негативно скажется на вопросах предупреждения, раскрытия и расследования преступлений, а также выявления и установления лиц, их совершивших».
В Минздраве, куда была отправлена копия обращения, сообщили, что ведомство сейчас разбирается в сложившейся ситуации.
Заместитель директора Российского центра судебно-медицинской экспертизы Минздрава России, профессор Павел Иванов рассказал, что лаборатории сейчас используют старые запасы оборудования и расходных материалов. В центре материалов, по его словам, хватит примерно на два месяца, а что делать потом - непонятно.
- Когда работа идет не с живым человеком, а просто с биологическим материалом, не так важно, какой пипеткой наливать в пробирку жидкость - зарегистрирована она как медицинская или не зарегистрирована, - сказал он.
По его словам, с течением времени появляются новые тесты, большинство из них - из западных стран. Там тесты не считаются медицинскими, и использовать оборудование, зарегистрированное как медицинское, для них не нужно.
- Это оборудование необходимо нам, - сказал Павел Иванов. - Но чтобы мы могли его использовать, нужно решить бюрократическую проблему.
Начальник отдела размещения государственного заказа Липецкого областного бюро судебно-медицинской экспертизы Александр Рублев рассказал, что его учреждение также оказалось перед выбором: остановить работу или нарушать закон.
- С начала этого года в аукционной документации мы прописываем, что изделия должны иметь регистрационное удостоверение (то есть Росздравнадзор должен признать его медицинским изделием. - «Известия»), - сказал Александр Рублев. - Участники тендера не могут делать поставки на таких условиях. Мы обычно работаем с российскими дилерами, которые продают импортные изделия.
По его словам, до введения уголовной ответственности поставщиков не останавливало то, что они могли получить штраф за поставку не зарегистрированных должным образом изделий. Сейчас, если сделка совершится, обвинение точно может быть предъявлено поставщикам, но есть вероятность, что суд может признать и заказчика виновным.
Как рассказал Александр Рублев, его учреждение обращалось в Росздравнадзор, но там лишь подтвердили, что закупать нужно изделия, зарегистрированные как медицинские в установленном порядке.
- Следователи начали привозить материалы для экспертизы из других регионов - из Воронежской, Тамбовской областей, - сказал он. - Видимо, там это уже сделать невозможно.
Адвокат, полковник МВД в отставке Евгений Черноусов рассказал, что по линии уголовного розыска генетическая экспертиза используется в расследовании большинства тяжких и особо тяжких преступлений, особенно тех, которые совершены в условиях неочевидности (без свидетелей).
- Это 100% случаев изнасилования (ст. 131 УК РФ), насильственных действий сексуального характера (ст. 132 УК РФ), до 80% все умышленных убийств (ст. 105 УК РФ), - рассказал юрист. - Также генетическая экспертиза используется при необходимости сужения круга подозреваемых при расследовании краж (ст. 158 УК РФ), разбойных нападений (ст. 162 УК РФ) - там, где остаются следы крови, слюны и т.п., где нужны ДНК, чтобы закрепить доказательства. И без этой экспертизы преступления просто не будут раскрываться.

Поделиться: