14:5928.03.12

В Стратегии-2020 Мурманской области должно быть не «вымывание» трудового населения, а переселение пенсионеров в экономически благоприятные районы, Сергей Агарков

В Стратегии-2020 Мурманской области должно быть не «вымывание» трудового населения, а переселение пенсионеров в экономически благоприятные районы, Сергей Агарков

На сегодняшнем заседании коллегии Минэкономразвития Мурманской области после доклада министра Сергея Агаркова по итогам работы в 2011 году ему последовал ряд вопросов.
В частности Михаил Антропов,  (фото) председатель комитета по экономической политике и хозяйственной деятельности регионального парламента, произнес речь, перемежающуюся недоуменными вопросами и категоричными оценками.
«Ваш доклад содержит перечень выполненных мероприятий по направлениям деятельности, без каких-либо оценок эффективности, - говорил Михаил Васильевич. - Хотя министерство экономического развития является главным застрельщиком программно-целевого метода. Может быть, из-за сжатости регламента мало внимания уделено проблемам. Из инвестиционного проекта «Русская Лапландия», например, ушел основной инвестор. Проблемы со сроками его реализации очевидны. Программа по объектам строительства, на которую выделялись федеральные деньги, как депутаты посмотрели на выездном заседании в Кировске, тоже провалена. Вы сказали, что 99% регионального бюджета сверстано программно-целевым методом. Но вот 7 программ, которые мы рассмотрели на заседаниях двух думских комитетов, приводят в уныние. Создается впечатление, что за количеством мы потеряли качество. Программы не выдерживают никакой критики. Из 7 программ только одна - по созданию информационного правительства - реализуется по плану. У регионального Минэнерго и ЖКХ по 3 программам остались невостребованными полмиллиарда бюджетных средств. Одна из программ выполнена на 0,6%. Как Минэкономразвития собирается повышать качество исполнения программ? Почему-то ни один докладчик из правительства области не ответил депутатам на вопрос: как они оценивают эффективность их исполнения? Вы можете дать нам свои оценки? По-моему, это первоочередная задача министерства, потому что оценка эффективности говорит об эффективности использования бюджетных средств. Если в программах поставлены совершенно недостижимые цели, то смысл их теряется.
И вторая тема, которую я хотел бы затронуть, - о Стратегии социально-экономического развития Мурманской области. Я участвовал во всех этапах ее формирования. Вы очень мало сказали о моментах взаимодействия с наукой, Кольским научным центром. То, что вы проигнорировали на последнем этапе формирования Стратегии-2020 мнение науки, оставило негативный отпечаток непонимания и недоумения. Не кажется ли вам, что в ближайшее время эта стратегия потребует серьезной корректировки, поскольку март заканчивается, стратегического инвестиционного решения по Штокману не будет. Это ставит вопрос о втором важнейшем проекте - Комплексном развитии Мурманского транспортного узла. И вообще непонятно, почему в этой стратегии принята концепция вахтового инвестиционного метода? Это заранее ставит перед нами низкие задачи и превращает Мурманскую область в экономическое и социальное захолустье. Считаете ли вы нужным в 2012 году продолжать работать над этой стратегией? Может быть, стоит учесть те замечания, которые были высказаны научным сообществом, но не учтены»?
Задетый за живое Сергей Агарков (фото 2) подробно ответил депутату, но перед этим адресовал и ему ряд вопросов: «Вы читали Концепцию социально-экономического развития РФ-2020? (Ответ: нет.) А Стратегию развития Северо-Западного федерального округа? (Снова ответ: нет.) Я сталкиваюсь с таким мнением, которое можно охарактеризовать, как некий критический императив - то есть, максимализм, который объективно можно высказывать по отношению к любому стратегическому документу. Если проанализировать не с точки зрения критики, а тех концептуальных вещей, которые определяют само понятие «стратегия». Это нужно просто понимать. Я человек, который понимает, что такое стратегия. Если проанализировать стратегию, которую писал КНЦ ранее и которая легла в основу той стратегии, которая принята сейчас, то принципиальной разницы нет. Вы не найдете ни одного момента, который бы принципиально отличался от той стратегии, что разрабатывал Кольский научный центр. Сегодняшний документ более лаконично, по сути предложил вектор и сценарий возможного развития. Мы в этом сценарии предупреждаем, что, не дай бог, ИОГВ, как мы его называем (исполнительный орган государственной власти. - Авт.) не будет предпринимать мер и усилий. Мы можем пойти по сценарию вахтового развития, потому что большой бизнес не заинтересован в развитии социальной инфраструктуры. И если мы ничего не будем делать, как органы исполнительной власти, никто не станет этим заниматься. Ни «Газпром», ни все остальные. Они будут заниматься тем, что выгоднее для них: привезти вахтовых специалистов и осваивать все вахтой. Вот о чем говорится в стратегии. А наша задача - пойти по сценарию комплексного развития инфраструктуры и всего того, на что завязан сценарий оптимистического развития. Мы об этом говорим в стратегии.
Следующий вопрос: программа, которая идет вслед за стратегией, определяет мероприятия с конкретными исполнителями, временем исполнения и источниками финансирования. Программа направлена на решение вопросов оптимистического сценария, потому что базовый сценарий мы написали, исходя из конъюнктуры международного рынка, который более реалистичен. А к оптимистическому сценарию мы стремимся. В стратегии дан мощный анализ сложившейся ситуации, который повторяет тот, что был изложен в предыдущем варианте стратегии.
Безусловно, стратегия - живой документ, и он должен претерпеть в ближайшее время серьезные изменения. Но это не значит, что он станет в 2 раза толще или в 3 раза тоньше. В документе должны появиться новые направления, в том числе кластерной политики, отдельный блок инновационного развития, который потянет вслед за собой инновационную стратегию. А также - кластерную концепцию и программу действий. Это все должно превратиться в единую систему документов стратегического планирования, которая синхронизирует все документы, начиная от Концепции СЗФО, нашу концепцию с соответствующими документами, которые позволят реализовать инвестиционные проекты. Невозможно в стратегии отразить все моменты, которые хотелось бы увидеть пытливым умам. Принципы и подходы методологически проложены, мы их придерживаемся. Наша стратегия абсолютно адекватна. Но мы будем вносить туда серьезные изменения. Кто будет этим заниматься - решит конкурс. Кольский научный центр предыдущий конкурс не выиграл, над стратегией работал Центр стратегического развития Петербурга.
Самая большая критика звучит из-за угасания в Мурманской области численности населения. Люди с критическим разумом выдергивают это из контекста. Не будет увеличения численности, кого вы здесь не посадите у власти. Проблема у всех северных территорий аналогична, что у норвежцев, что у нас в России. Не будет больше такого варианта, какой был в советские времена. В 2020 году мы переходим к шестому технологическому укладу по циклам Кондратьева.
(«Появлением этого понятия мир обязан нашему соотечественнику, учёному-экономисту Николаю Дмитриевичу Кондратьеву, - поясняет генеральный директор Института авиационных материалов (ФГУП «ВИАМ» ГНЦ РФ) академиком РАН Евгений Каблов
- Он занимал ответственный пост во Временном правительстве Керенского, а затем возглавлял знаменитый московский Конъюнктурный институт. Изучая историю капитализма, Кондратьев пришёл к идее существования больших - протяжённостью в 50-55 лет - экономических циклов, для которых характерен определённый уровень развития производительных сил («технологический уклад»). Как правило, такие циклы заканчиваются кризисами, подобными сегодняшнему, за которыми следует этап перехода производительных сил на более высокий уровень развития.
Сегодня мир стоит на пороге шестого технологического уклада. Его контуры только начинают складываться в развитых странах мира, в первую очередь в США, Японии и КНР, и характеризуются нацеленностью на развитие и применение наукоёмких, или, как теперь говорят, «высоких технологий». У всех на слуху сейчас био- и нанотехнологии, генная инженерия, мембранные и квантовые технологии, фотоника, микромеханика, термоядерная энергетика - синтез достижений на этих направлениях должен привести к созданию, например, квантового компьютера, искусственного интеллекта и в конечном счёте обеспечить выход на принципиально новый уровень в системах управления государством, обществом, экономикой.
Специалисты по прогнозам считают, что при сохранении нынешних темпов технико-экономического развития, шестой технологический уклад начнёт оформляться в 2010-2020 годах, а в фазу зрелости вступит в 2040-е годы. При этом в 2020-2025 годах произойдёт новая научно-техническая и технологическая революция, основой которой станут разработки, синтезирующие достижения названных выше базовых направлений. Для подобных прогнозов есть основания. В США, например, доля производительных сил пятого технологического уклада составляет 60%, четвёртого - 20%. И около 5% уже приходятся на шестой технологический уклад.
В России о шестом технологическом укладе говорить рано. Доля технологий пятого уклада у нас пока составляет примерно 10%, да и то только в наиболее развитых отраслях: в военно-промышленном комплексе и в авиакосмической промышленности. Более 50% технологий относится к четвёртому уровню, а почти треть - и вовсе к третьему. Отсюда понятна вся сложность стоящей перед отечественной наукой и технологиями задачи: чтобы в течение ближайших 10 лет наша страна смогла войти в число государств с шестым технологическим укладом, ей надо, образно говоря, перемахнуть через этап - через пятый уклад.)

Не будет уже старой численности населения на Севере ни при каких условиях. Мы говорим в своей стратегии, что должно быть не «вымывание» трудового населения, а переселение в экономически благоприятные зоны наших пенсионеров, которых сегодня в Мурманской области 270 тысяч человек из 850 тысяч. У нас будет уменьшение население за счет сокращения военно-промышленного комплекса. Это все реальные вещи, но это же «передергивается». Говорят: вот, правительство Мурманской области не предполагает увеличения численности населения.
Что касается программ. Программно-целевой метод - это тот этап, который прошли все экономически развитые страны. Это вектор развития бюджетного процесса. Мы количеством 7 человек работали 2 с лишним месяца. Было 30 программ, а стало 115. Не реально было таким количеством сделать так, чтобы и цели были выполнимы, и задачи поставлены с направлением. Поэтому мы и говорим, что в 2012 году основная задача - это оценка эффективности программ. Выполнить ее пока не можем, потому что еще нечего оценивать. Мое мнение: регион сегодня перешел на ручное управление бюджетом. Работа над бюджетным процессом через программно-целевые советы - это практически ручное управление. Плохо это или хорошо - покажет время. Я думаю, когда мы работали по принципу: 30% - программы, а все остальное - обоснование средств в рамках бюджетных ассигнований в живой динамике, это было проще с точки зрения обеспечения бюджетного процесса. Был больше люфт у депутатов с позиции лоббирования интересов своих избирателей в положительном смысле этого слова. Сейчас мы перешли к нормативному финансированию. Мы все загнали в стандарты бюджетных услуг. Бюджет становится абсолютно прозрачным. Невозможно сегодня получателю бюджетных средств без обоснований увеличить расходы. Вот концептуальная цель программно-целевого метода. Программы становятся носителем эффективности расходования бюджетных средств. Основная задача - максимально повысить эффективность самих программ, тогда бюджетный процесс можно будет оценивать повышением качества жизни населения, что мы поставили во главу угла».

Поделиться: