08:4318.12.12

Квота на беспредел

Квота на беспредел

Рыба в России часто становилась вторым хлебом. Ленину приписывают слова о том, что вобла спасла революцию. Затем, в Великую Отечественную, родину спасла селёдка, а в послевоенные годы к селёдке добавилась треска. «Но сейчас в рыночный период рыбаков как раз и бьют за то, что они спасли революцию», - горько шутит бывший замминистра рыбного хозяйства СССР, а ныне председатель Координационного совета работников рыбного хозяйства России Вячеслав Зиланов (фото).
Только из-за уступок М. Горбачёва американцам российские рыболовы потеряли огромные промысловые участки моря - десятки тысяч квадратных километров. Ежегодно там можно было добывать 150-200 тысяч тонн минтая. Итого за 22 года минимальные убытки составили около 3,3 млн тонн рыбы стоимостью свыше 2 млрд долларов. Потери же от недавнего раздела Баренцева моря ещё предстоит подсчитать.
Большие проблемы маленькой каспийской кильки

Но вначале хорошие новости. В Каспийском море постепенно восстанавливает свою популяцию знаменитая килька, которая, казалось, уже исчезла совсем. Ещё в лихие 90-е её уловы были огромны: по стране расходилось до 100 млн. банок кильки в томатном соусе. Консервы с удовольствием закупало Министерство обороны - дёшево и питательно. Солдаты наворачивали их так, что за ушами трещало. Более того, эта маленькая рыбка тоже спасла страну, но уже в годы перестройки и постсоветской разрухи ей питались нищие пенсионеры. Килька чрезвычайно богата белками - 100 граммов содержат треть суточной нормы. Причём калорийность каспийской кильки почти на треть выше, чем балтийской.
Но главное - добывать кильку было очень легко. На Каспии её ловили на свет. В воду на глубину до 80 метров погружалась труба, на конце которой крепилось пять мощных ламп - килька сама собиралась вокруг корабля. Её просто выкачивали насосами. Многие рыбаки из других регионов страны, попав первый раз на такой лов, были шокированы. «В других морях рыбу добывали с огромным трудом, а тут спустил трубу и только успевай упаковывать. Поражённый увиденным один из капитанов с Севера во всей своей парадной форме встал под непрерывный поток кильки, высыпающейся в корабль. Рыба падала прямо на него», - со смехом вспоминает Вячеслав Зиланов.
Но затем на Каспии произошла настоящая экологическая катастрофа. Первый удар по кильке был нанесён с помощью всё того же М. Горбачёва. В последние годы советской власти был разрешён сквозной провод через каналы на Каспий танкеров малого водоизмещения. И они завезли вредителя - гребневик (Мнемиопсис), который в новой среде дал массовую вспышку. Точно так же в своё время в Австралии размножились кролики или карпы. Этот гребневик, напоминающий медузу, поедая планктон, уничтожил всю кормовую базу кильки и анчоуса.
Но в последнее время Россией вместе с Азербайджаном был предпринят целый ряд мер. Учёные нашли способ, как бороться с этой зловредной «горгоной». Сейчас её стало значительно меньше, и каспийская килька начала восстанавливаться. Но вся беда в том, что из-за отсутствия рыбы моряки уже продали свои судёнышки на металлолом. Поэтому сейчас ловить кильку просто нечем. Те предприниматели, которые первые смогут восстановить флот, сорвут неслабый куш. Та же балтийская килька, к примеру, в супермаркетах Москвы уже стоит более 60 рублей  (2 доллара) за 240-граммовую банку.
Как наша икра ушла на Запад
Основное преимущество Каспийского, Азовского и Чёрного морей в том, что все 100% пойманной рыбы (кроме осетров) идёт на внутренний рынок. Там некуда сбывать рыбу на экспорт, а поймать её можно много. Но и с экспортом осетров не всё так просто. К примеру, в Иране их раньше не ели. У осетра нет чешуи, и Коран запрещает его употребление в пищу. Но из-за роста населения и тяжёлого экономического положения иранские власти пошли на смягчение «гастрономической политики» - теперь осетров вкушать не запрещается.
Но вот чёрную икру в Иране уплетали и раньше. «Поэтому в советское время с этой страной у нас был бартер - они ловили осетра в своей части моря, но забирали себе только икру. А тело сбывали нам. Мы же взамен давали часть своей икры пропорционально стоимости осетров. Потом в России эту рыбу перерабатывали, делали балыки и прочее. В результате по цене получался выигрыш. Но сейчас тема закрыта», - рассказывает В. Зиланов.
Ещё сложнее обстоит дело с чёрной икрой. Раньше вся она была естественная. Но в 1984 г. в СССР стали заниматься искусственным выращиванием осетровых и ускорением их созревания. В природных условиях самец осетра созревает на 8-12 году, а самка на 12-17-м. Вот так долго приходилось ждать икру. Однако специалистам удалось добиться созревания осетров на 3-5 году - появилась искусственная чёрная икра. Результаты всех исследований тщательно охранялись.
В советское время была директива: генетический фонд осетра не должен уйти за рубеж. Это понятно - Союз на экспорте чёрной икры зарабатывал большие деньги. Каждый её килограмм поставлялся во Францию икорному королю Петросяну по цене 150-200 долларов. С нынешними ценами, конечно, не сравнить. Сейчас стоимость икры уже загнали выше золота.
Однако в период послесоветского бардака нашлись дельцы, которые за смешные деньги (500-600 долл.) начали продавать советский рыбный генофонд за рубеж. Появилась и официальная лазейка - за границу разрешили вывозить ленского (сибирского) осетра. Считалось, что он генетически никак не скрещивается с каспийскими. Этим и воспользовались мошенники. Определить на глаз, да ещё в спешке на таможне, что за мальки осетра вывозятся - каспийского или ленского, - невозможно. Для этого нужны специальные исследования. Вот так чистые осетровые линии начали поступать в Германию, Италию и Францию. И там начали выращивать осетров и получать искусственную икру.
Третий рыбный передел
Такое настоящее вредительство вместе со многими непродуманными решениями правительства привели нашу рыбную отрасль в тяжёлое положение. Конечно, можно сказать - сейчас сложно везде. Министерствами управляют непрофессионалы. А агентством по рыболовству руководит журналист по первому образованию Андрей Крайний. Правда, говорят, сейчас он поднаторел в рыбных делах. Но среди настоящих моряков распространено мнение, что свой «мозговой ресурс» Крайний уже исчерпал. Во время назначения на должность ему была поставлена задача - стабилизировать отрасль. Но уже давно пора делать следующий скачок, обновлять флот. Сделать это можно только с помощью государства.
Однако наверху выбрали странный путь - начали вводить так называемые квоты под киль. Таким образом, правительство пытается стимулировать строительство кораблей на наших верфях. Всем, кто согласится на это, обещают дать квоты на лов рыбы. Не разбирающемуся глубоко в вопросе человеку такое положение дел кажется прекрасной идеей. Но при более тесном знакомстве с законодательной базой оказывается, что всё совсем наоборот.
Сейчас в России существует 1,5 тысячи судовладельцев. Все квоты распределены между ними по определённой системе на 10 лет. И чтобы дать новую квоту под киль, её надо будет у кого-то отнять. Наступает очередной рыбный передел. Первый прошёл в 1991-1993 годах. Потом был второй - бандитский, который закончился примерно в 1998 году. С тех пор рыбаки работали спокойно. Но, видимо, это кому-то не понравилось - появились желающие сделать третий передел.Так что «рыбное перемирие» уходит в прошлое.Вряд ли в таких условиях вырастут уловы - скорее наоборот.К тому же дело не обходится и без новых и очень красивых коррупционных схем.
Медведев-Полубаренцевоморский
Всё это может серьёзно ударить по рыболовам Мурманска. Сейчас там уже прижился рыночный механизм. По словам экспертов, в северном бассейне меньше всего браконьерства и сокрытия улова. Но главная проблема - недавний раздел с Норвегией Баренцева моря. На эту тему В. Зиланов написал объёмную книгу, в которой при помощи различных документов доказал, в чём заключается «Баренцевоморская ошибка президента».
Дм. Медведева смогли убедить (а может, он и сам был рад обмануться) в большой выгоде данного договора. Ещё бы - на мидовской бумаге всё выглядит очень красиво. По договору с Норвегией нам причитается 800 тыс. кв. км Баренцева моря, а норвежцам остаётся только 500 тыс. кв. км. Но на деле все западные промысловые районы моря, где отечественные рыбаки получали основной улов, отошли норвежцам. Нам же остался «восточный ледовый мешок», где рыбы очень мало или нет совсем. Нетрудно представить реакцию работников рыбного хозяйства.
Видимо, знали о ней в правительстве и МИДе. Поэтому на церемонию подписания договора в Мурманске никого из моряков не пригласили. Но у них, как говорится, не заржавело. За сдачу половины Баренцева моря бывший президент заслужил весьма длинный, но громкий и говорящий титул - Медведев-Полубаренцевоморский. Говорят, пойдя на подписание этого соглашения, Дмитрий Анатольевич хотел совершить дипломатический прорыв на «северном фронте» и оставить свой след в истории. В результате наследил не хуже Горбачёва. Договор буквально клонирует соглашение Шеварднадзе - Бейкера, по которому в 1990 г. Россия потеряла огромные куски Берингова и Чукотского морей.
Впрочем, у нашей страны ещё остаётся призрачный шанс «вернуть всё взад» или хотя бы минимизировать негативные последствия такой политики. В ближайших номерах «АН» опубликуют «дорожную карту для президента», используя которую можно добиться существенного улучшения положения наших рыбаков.
Как викинги переиграли Кремль
По одной из версий, норвежцы сумели оттяпать у Москвы огромную территорию, пообещав нашим «кремлёвским мечтателям» совместную разработку гигантского Штокмановского газового месторождения. Но сразу после раздела моря Норвегия «отвалила». Гордые викинги заявили, что лучше подождать. Мол, цена на газ падает, нужных технологий ещё нет. Но цены на газ колебались всегда, в этом нет ничего нового. На самом деле после раздела моря этот проект стал Осло уже не интересен. Там решили свою задачу, а дальше пусть русские разбираются со своим Штокманом сами.

Виктор КРЕСТЬНИНОВ  Аргументы Недели»).

Поделиться: