12:4205.02.13

Ресурсы для продолжения тупиковой «стабильности» в России есть, это очевидно

Ресурсы для продолжения тупиковой «стабильности» в России есть, это очевидно

Эксперт по социальной политики Наталья Зубаревич опубликовала  статью о том, как преодолеть разрыв между регионами и сколько времени это займет.
За 2011 год доходы населения практически не росли - один процент в реальном выражении, за 2012 год рост был выше, но все равно ниже, чем в предкризисные годы. Сейчас происходит очень медленный, долгий выход из кризиса, который обнажает все болячки системы
О том, что экономическому росту угрожает неравенство в развитии регионов, эксперты говорят постоянно. На недавнем Всемирном экономическом форуме в Давосе один из негативных сценариев развития России основан именно на возможном углублении такого неравенства. А в новую (пятилетнюю) программу правительства включена специальная глава «Обеспечение сбалансированного регионального развития», в которой представлены необходимые, по мнению кабинета министров, меры.
В их числе создание к 2018 году на территории моногородов не менее 350 тысяч новых рабочих мест, развитие транспортной сети, предоставление регионам и муниципалитетам новых источников собственных доходов. Например, правительство предлагает дать регионам право с 2014 года перейти к налогообложению недвижимого имущества по его кадастровой стоимости, а муниципалитетам обещано увеличить их доходы «не менее чем на 7% за счет налогов, передаваемых из других уровней бюджетной системы». О каких налогах идет речь, пока неясно. Кроме того, правительство обещает реализовать крупные инвестиционные проекты на Дальнем Востоке, в регионах Прибайкалья, юга России, Северного Кавказа, а также в Калининградской области.
Однако этих мер может оказаться недостаточно. Премьер в своем выступлении упомянул о качестве региональных «управленческих команд» и дал понять, что надо равняться на те регионы, которые, не имея значительных природных ресурсов, тем не менее демонстрируют ежегодный 10-процентный рост.
Свою точку зрения на ситуацию и перспективы регионов «МН» изложила Наталья Зубаревич, полагающая, что мы сталкиваемся с целым комплексом экономических, политических и социальных проблем.
Недовольные города, сердитые сёла
В России сформировались два типа недовольства. Один - недовольство образованного населения крупных городов неэффективностью и коррумпированностью власти. Другой тип, который будет нарастать в случае усиления кризиса, - недовольство базовых слоев населения, занятых в реальном секторе экономики. Их доходы не растут или растут куда медленнее, чем прежде. С инвестициями плохо, значит, в перспективе откуда в стране появятся новые рабочие места? Поэтому говорить о том, что все легли на дно и протест затух, неверно. В каких формах он проявится - это вопрос к политологам.
За 2011 год доходы населения практически не росли - один процент в реальном выражении, за 2012 год рост был выше, но всё равно ниже, чем в предкризисные годы. Инвестиции до сих пор только подползают к докризисному периоду. В 2000-е страна быстро «вставала с колен» за счёт нефтегазовой ренты. За десять лет экономического роста суммарный валовой региональный продукт вырос вдвое, доходы населения ещё больше - в 2,4 раза. Сейчас происходит очень медленный, долгий выход из кризиса, который обнажает все болячки системы.
В России сегодня несколько совсем разных Россий
Есть малые города и села, где существует три экономики: бюджетная (как будут повышать зарплату, так и будут жить люди); экономика собирательства (грибы, ягоды, шишка кедровая - она никак не зависит от партии и правительства); и аграрная, которая зависит от конъюнктуры, от природы, от погоды. В таких местах мало что меняется.
Есть средние города - муниципальные центры (с населением более 50 тысяч  человек), где все функционирует, пока в бюджете есть деньги.
Есть промышленные города, где нестабильность выше: плохая ситуация на рынке - у заводов проблемы.
И есть крупные города. Там занятость все больше перемещается в сектор услуг - это общемировой тренд. Другое дело, что российский сектор услуг в большой мере связан с нефтяной рентой, от неё зависят и потребительский спрос, и инвестиции. Кризисы влияют и на индустриальный сектор, и на крупнейшие города. Разница в том, что крупнейшие города в силу большого разнообразия рынка труда быстрее адаптируются к новым условиям. Люди в них более адаптивны, подвижны, экономика более разнообразна. Поэтому выход из кризиса здесь происходит быстрее, чем в городах промышленных.
Скажем, экономика Екатеринбурга за 20 лет трансформировалась от преимущественно промышленной до преимущественно сервисной. Многие советские предприятия оказались неконкурентоспособными, но городу помог эффект масштаба - большая концентрация потребителей, возросший спрос на услуги, который стимулировал развитие бизнеса. Власть может способствовать этому или ставить препятствия, но остановить этот процесс невозможно.
Накормить бюджетников
За последнее десятилетие социальные различия между регионами сократились. Не слишком сильно, но есть явный тренд. В первую очередь по уровню заработной платы и среднедушевых доходов населения. Причина простая: в первую очередь росли зарплаты бюджетников. А бюджетников больше всего, в процентах от занятого населения, в слаборазвитых и депрессивных регионах. В промышленности зарплаты так быстро не росли.
Экономическое неравенство невозможно выравнивать передачей денег - они будут проедены.
И сейчас под жёстким давлением федеральных властей бюджетникам активно повышают зарплату. Регионы вынуждены оплачивать повышение социальных обязательств в основном из своего бюджета, экономя на других расходах и залезая в долги. Долги бюджетов регионов растут.
У меня твёрдое ощущение, что это обернётся серьёзными издержками. И для развития регионов, и для так называемого электората. Потому что экономические риски и неэффективность подобных мер очевидны. Такие «дырозатыкательные» мероприятия не улучшают отношения к власти. Когда оказывается, что 11 месяцев было нельзя повысить зарплату учителям, а на 12-й (когда нужно отчитаться перед Кремлем) - вдруг можно, у любого здравомыслящего человека возникает ощущение, что, наверное, в системе управления что-то не так.
Экономическое неравенство регионов до середины 2000-х годов росло, но, как только государство стало активно перераспределять нефтяную ренту и вкладывать больше денег в бюджеты менее развитых территорий, неравенство стало медленно сокращаться. Оно сильное, никто не спорит. Но экономическое неравенство невозможно выравнивать передачей денег - они будут проедены. Экономическое неравенство на стадии догоняющего развития неизбежно. Пространство не развивается равномерно. Никогда и нигде. Другое дело, что в развитых странах неравенства между регионами не так велики благодаря лучшим условиям для бизнеса, развитой инфраструктуре. В странах же догоняющего развития они кричащие - посмотрите на Бразилию или Китай. Проблема в том, что мы просто психологически не можем отнести себя к странам догоняющего развития.
Губернаторы челом бьют
Сверхцентрализация управления - главная беда. У нас давно нет никакого федерализма.
Федерализм - это система отношений уровней власти, когда у каждого есть полномочия, ресурсы, есть политические площадки для достижения договоренностей. А у нас есть площадка для битья челом. Например, большинство регионов не в состоянии выполнить указы президента за счёт своих бюджетов. Им обещан трансфер из федерального. Первоначально было сказано - в размере 15% от необходимых расходов. Сейчас речь идет уже о 30%, в итоге, полагаю, у многих регионов это будет сильно за 50%. Скажем, у Московской области был долг 280 млрд руб. - осталось 50-60 млрд: то простили, здесь закрыли, там трансфер дали Классическая форма ручного управления.
В нем - суть нынешней системы. Когда отлажена чёткая и прозрачная система, есть формула для выделения средств, то нельзя прийти в кабинет, пасть в ноги и сказать: «Царь-батюшка, дай денежку» У нас же «Царь-батюшка, прости» и «Царь-батюшка, дай денежку» - рабочие инструменты управления регионами. И это очень горько. Это превращает региональных управленцев либо в просителей и хитрованов, либо в строителей потемкинских деревень. Чем больше выклянчаешь, тем лучше. Сейчас каждый губернатор как жонглёр-эквилибрист: сюда ходи, показывай себя больным и убогим, а вот туда уже не ходи, потому что выгонят, накажут. Найти уникальную нишу, где деньги уже дают, но пока еще не наказывают - высший политический пилотаж. Этот эквилибр сейчас - основное занятие губернаторов. Какая уж тут инновационность.
Сейчас управление в большой степени имитирует деятельность. Вечно это продолжаться не может. В имитационном обществе когда-то наступает усталость металла. Когда наступит «час икс»? Есть страны третьего мира, которые так живут десятилетиями. В принципе можем и мы. Живём на нефтяной ренте, перераспределяем её, кто-то уезжает из страны, а остающимся хватает - кому на хлеб, кому на домик в Ницце. Если мы договорились, что у нас такая стабильность, если такое решение оптимально не только для власти, но и для большинства населения, выбирающего стабильность, - значит так решило российское общество. Но никто не отнимет у меня права доказывать, что такое решение неправильное.
Шаг за шагом - и так 20 лет
Я считаю, что наименее болезненный выход - это передача не только ответственности, как сейчас, но и полномочий, и ресурсов на региональный уровень. С какими-то оговорками, с системами безопасности - чего-то делать нельзя, что-то остается за центром. Это создаёт условия для конкуренции регионов: сильные и лучше управляемые выиграют и потянут за собой всю страну.
Не вижу другого пути. Революции никому не нужны. Снос системы - это всегда очень тяжело. Я полагаю, что реформы возможны через пошаговую децентрализацию, в которой обязательным условием являются честные выборы. Надо мной будут смеяться: «Знаете, кого изберут?» Знаю. Но честные выборы мэров и губернаторов - это контроль снизу, это фильтр. Он заработает не на первых выборах. Мы наедимся популизма ещё выше крыши. Но в крупных городах выборы мэра уже будут более вменяемые. Там электорат купить сложнее, там есть конкуренция элитных групп, есть шанс, что на позиции мэра выйдут более качественные управленцы.
Думаю, все прекрасно понимают, что переход к большей самостоятельности регионов неизбежен. Он произойдет раньше или позже. Он будет иметь много проблемных последствий, и к этому надо быть готовыми. Будут и маленькие ханства, которые окуклятся. Будут и очень плохо управляемые регионы, с популистскими губернаторами А как иначе? Если так долго создавались условия для деградации элит, то это должно аукнуться.
Любая перестройка системы тяжела. Об этом надо честно говорить. Никаких иллюзий: впереди довольно тяжёлый трансформационный выход, путь к более эффективному государству с системой контроля снизу. Это будет долго. По-хорошему - четыре-пять итераций выборов, лет 20. Если начать сейчас.
При этом очень важны самоорганизация и доверие. И с тем и с другим в России большие проблемы. Это унаследовано исторически и сильно усугубилось в постсоветский период. Дело далеко не только в том, появятся ли новые и яркие лидеры. В современном российском сообществе есть свойства (не будем называть это национальным характером), которые мешают самоорганизации и доверию. Персональные стратегии есть у всех: образование, поиск работы, взаимопомощь. Все они работают, но только в узком кругу знакомых, друзей, близких. Здесь российское общество сверхэффективно: мы отлично умеем отстраивать наши короткие связи, так называемый бондинговый социальный капитал. С длинными связями - то, что называется бриджинговый капитал, мосты между разными социальными группами - проблемы.
Эволюцию отменить невозможно, но в какую сторону будет меняться Россия в ближайшие годы, сказать затрудняюсь: в сторону ли ещё большей автаркии, условно говоря - «в деревню и малые города», или в сторону налаживания контактов с миром «больших городов». Ресурсы для продолжения тупиковой «стабильности» в стране есть, это очевидно. Свои основные электоральные группы (силовики, бюджетники) государство будет держать в зоне повышенного внимания. Но такая «покупка» долго не работает. Россия слишком большая и разная страна, чтобы управляться неэффективной «вертикалью власти».

Поделиться: