08:4004.03.13

Рыбная отрасль развивается только в чиновничьих отчётах, и самые богатые промысловые районы уже давно в чужих руках, Геннадий Степахно

Рыбная отрасль развивается только в чиновничьих отчётах, и самые богатые промысловые районы уже давно в чужих руках, Геннадий Степахно

Нескольких миллиардов рублей, выделенных на рыболовное хозяйство, оказалось недостаточно для подъёма отрасли. Несмотря на данные о росте улова, рыбаки признают, что всерьёз конкурировать с иностранными рыбопромышленниками у них не получается. Новый флот так и не был построен, борьба перекупщиков приводит к завышению цен, большая часть улова отправляется на переработку за рубеж, в результате потребители всё чаще видят на прилавках магазинов импортную продукцию. Итогами развития отрасли уже заинтересовались аудиторы Счётной палаты, а к ряду высокопоставленных чиновников возникли вопросы у следственных органов.
Что происходит с российским рыболовством и куда тратят бюджетные миллиарды, выяснял корреспондент «Вестей ФМ» Николай Осипов.
Один из столичных (и в большинстве мурманских. - Ред.) магазинов: норвежский лосось ждёт покупателя, осыпанный льдом, всегда свежая охлажденная рыба. Непонятно, правда, почему из Норвегии, ведь в России и своей рыбы достаточно, но свежей нет. Свежую рыбу можно найти только там, где её ловят. В центральный регион, самый крупный потребитель продукции, она уже не доходит, говорят продавцы. Хотя это вовсе не значит, что в стране нет рыбы, судя по тому, что рассказывает президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья Георгий Мартынов: «Складывается парадоксальная ситуация, когда на Дальнем Востоке в период лососевой путины все холодильники забиты нашим дальневосточным лососем».
Формально по всем показателям улов рыбы в России только растёт, о чём в Росрыболовстве докладывали не без гордости. Но каким-то загадочным образом на прилавках всё больше места занимает импортный товар, и это касается главным образом дорогих сортов рыбы, констатирует руководитель Аналитического центра информационного агентства по рыболовству Тимур Митупов: «Доля импортной зависимости у нас где-то 22%. Мы видим преобладающие импортные сёмгу и форель из Норвегии и Чили - это связано с тем, что собственная живая свежая охлажденная рыба у нас в дефиците. Импорт форели и сёмги в 2012 году составил около 215 тысяч тонн, это исторический максимум за пять лет, в среднем мы 160-170 тысяч тонн ввозили. Это связано с демпингом цен норвежских производителей. Средняя цена на норвежскую семгу упала на 20%».
Для простого потребителя непостижимо, почему чужая рыба может стоить дешевле своей, как бы ни снижали цены поставщики. Георгий Мартынов приводит объяснение: российский лосось действительно стоит копейки, но только до тех пор, пока он не попадает на рынок: «Несколько лет назад в пик путины, когда мы достигли вылова 550 тысяч тонн лосося, горбушу у рыбаков покупали по 20-23 рубля, это для рыбаков просто оскорбительно, и эта же рыба через несколько месяцев в конце года была продана перекупщиками за 100 рублей за килограмм, то есть в четыре раза дороже».
При этом сама рыбная отрасль считается чуть ли не убыточной, постоянно требует бюджетных вливаний на ремонт причалов, постройку судов, обновление перерабатывающих комплексов. Изначально на поддержку рыбаков планировали направить почти 30 миллиардов рублей, позднее, правда, оказалось, что дают меньше пяти с половиной. Финансирование сократили, причем не в целях экономии, а в виду отсутствия проектно-сметной документации, то есть никто просто не смог четко объяснить, куда бы потратили эти деньги, впрочём, куда вложили оставшиеся 5,5 миллиарда, не смогли толком установить даже аудиторы Счётной палаты.
Да и представители отрасли не в курсе, мы разговариваем с мурманским депутатом, главой комитета по природопользованию, рыбохозяйственному и агропромышленному комплексу Геннадием Степахно: «Судя по северному бассейну, мы строим всего три корабля, но нет заводов, которые могут построить эти корабли, или они просто не берут, потому что у них военные заказы, а рыбопромысловый флот им не интересен, а все, что было в России и СССР, загинуло. Что-то реальное, судя по Мурманску, вообще не появилось, переработки как таковой нет, в основном рыба уходит за границу либо кругляком, либо в качестве филе, потому что на рынке конкурировать уже невозможно».
Конкурировать не получается даже у тех, кто сам обеспечивает себя рыбой - перемещаемся в ещё один рыбный регион, Астрахань, Волга: и здесь рыбаки обещают, что скоро рыба уйдёт с прилавков. Правда, причина в другом - штрафы. С недавних пор рыбацкие лодки приравняли к судам, каждый рыбак теперь считается капитаном и отвечает перед законом как владелец настоящего рыбацкого сейнера. Новые правила лова довели до того, что рыбаки решили перекрыть Волгу на своих лодках, они уверяют, что не работу больше не выйдут, придирки инспекций их разоряют, значит, рыба на рынке будет либо браконьерская, либо импортная, подводит итог активист инициативной группы астраханских рыбаков Александр Николаев: «Целые села живут в Астрахани на том, что зарабатывают на рыбалке. На рынке будет браконьерская рыба, нормальной не будет, браконьеров не ловят, потому что их опасно ловить, они стреляют». Местные рыбаки уверенно говорят, что в этом сезоне регион вполне может остаться без своей рыбы. А значит, ещё больше места на прилавках освободится для зарубежного товара.
И этот рыночный парадокс не объяснит ни один эксперт, каким образом рыбная страна является одним из крупнейших потребителей рыбного импорта, ведь иностранцы ведут бескомпромиссную борьбу за наши магазины, о чем свидетельствует руководитель Аналитического центра информационного агентства по рыболовству Тимур Митупов: «Сейчас ФАС расследует картельный сговор некоторых импортеров, которые преимущественно ввозили импортные сёмгу и форель в нашу страну, не давая другим ввозить те же сёмгу и форель с норвежских заводов».
Все лакомые куски рынка уже поделены между поставщиками, отлажены маршруты, подписаны контракты, ломать систему никто не захочет. Выделенные бюджетные миллиарды должны были бы подтолкнуть российский рыбпром на освоение новых районов, прирост улова, изобилие продукции, но миллиарды освоены, а рыбная отрасль развивается только в чиновничьих отчётах, и самые богатые промысловые районы уже давно в чужих руках, сожалеет глава комитета по природопользованию, рыбохозяйственному и агропромышленному комплексу Геннадий Степахно: «Там уже всё поделено, наши если туда и придут, им не дадут ловить там, всё уже забрали китайцы и японцы, а мы упали... В Норвегии проживает 4,8 миллиона человек, а ловят и выращивают 3,7 миллиона тонн рыбы, у нас 140 миллионов населения, а мы ловим 4,2 миллиона тонн».
Один из перерабатывающих рыбных комплексов на Курилах: тушки лосося быстро потрошат и отправляют в быструю заморозку, свежим этот товар на прилавок уже не попадет, через несколько минут спрессованные в брикеты рыбины пакуют и отправляются на погрузку. До Центральной России эта рыба если и доходит, то по большей части в виде консервов. Самый крупный по потреблению регион вынужден поедать импортную продукцию, чем и пользуются импортеры, заваливая магазины скандинавскими и азиатскими морепродуктами, за которыми уже не всегда удается разглядеть отечественный улов, - сообщают «Вести ФМ».

Поделиться: