08:4531.07.15

В Заполярье спрос на охлажденную и треску и пикшу превышает предложение и ограничен квотами

В Заполярье спрос на охлажденную и треску и пикшу превышает предложение и ограничен квотами

Более половины суммарного улова российских рыбаков идет на экспорт, при этом население городов и поселков России получает рыбу по остаточному принципу и завышенной цене. К тому выводу пришли представители предриятий прибрежного промысла, которые намерены вынести этот вопрос в сентябре на Госсовет, посвященный проблемам российского рыбохозяйственного комплекса. Рыбаки «прибрежники» настаивают на том, что экспорт рыбы должен стоять на втором месте после обеспечения собственных потребностей страны в этом важнейшем для населения продукте.
В чужих портах
Российская рыбная отрасль по-прежнему ориентирована на экспорт. Это относится в первую очередь к предприятиям так называемого океанического промысла, осваивающим промышленную квоту. Об этом недвусмысленно говорится в проекте доклада рабочей группы президиума Госсовета «О развитии рыбохозяйственного комплекса РФ», который прозвучит на заседании Госсовета в сентябре 2015 года.
Привлекательные условия работы в иностранных портах приводят к оттоку российского рыбопромыслового флота на комплексное обслуживание в зарубежные порты, подчеркивается в докладе. В результате сформировалась устойчивая экспортная ориентация отечественного рыбохозяйственного комплекса, при этом в структуре экспорта преобладает продукция с низкой степенью переработки - как правило, это потрошеная обезглавленная рыба. В частности, анализ данных судовых суточных донесений за 2014 год показывает, что 54 процента российские рыбопромысловые и транспортные суда выгружают в морских портах иностранных государств. Из 1,606 миллиона тонн рыбной продукции, доставленной в зарубежные порты, 1,494 миллиона тонн было отправлено в страны ЮгоВосточной Азии и Северной Европы. Как правило, зарубежные порты предлагают российским рыбопромысловым организациям более выгодные условия предоставления портовых услуг и реализации рыбы, создают современные логистические комплексы, специализирующиеся на обработке рыбных грузов. Нельзя не отметить, что активное развитие рыбохозяйственной инфраструктуры в зарубежных странах стало результатом целенаправленной государственной политики. Итог закономерен: в российских портах сейчас базируются главным образом суда прибрежного промысла, особенно те, которые поставляют на берег охлажденную рыбу.
Остаточный принцип
Красноречивый пример подобной ситуации - порт Мурманск. В 2014 году сюда доставляли свои уловы 47 судов-охлажденщиков, большинство из которых принадлежит местным предприятиям прибрежного промысла. За минувший год они
совершили 1054 судозахода (рейса) в порт Мурманск - в среднем по 22 захода в год на один траулер, а суда обеспеченные биоресурсами - 40. За минувший год «прибрежники» обеспечили порядка 70 процентов всех судозаходов в Мурманск.
Как ни странно, обеспечение «прибрежников» ресурсами обратно пропорционально такой поддержке. Их ресурсная база составляет лишь 7 процентов от квоты «океанистов», хотя сегодня экономику мурманского берега поддерживают в основном предприятия прибрежного промысла. Прибрежная квота трески и пикши Мурманской области на 2014 год составила 20,769 тысячи тонн, или 14,116 тысячи тонн готовой продукции. На 31 декабря 2014 года судами-охлажденщиками в порт Мурманск было поставлено 30,1 тысячи тонн готовой охлажденной рыбопродукции, то есть в два с лишним раза больше имеющейся прибрежной квоты! Удивляться этой разнице не стоит, так как ряд «прибрежников» имеет не только прибрежную, но и промышленную квоту, плюс «прибрежники» работают на прилове. Количество же рыбы, которая поступает на внутренний рынок от «океанистов», установить достаточно сложно - часть улова, доставленного судами океанического промысла в порт Мурманск, впоследствии все равно уходит на экспорт. Мурманские рыбопромышленники, осваивающие промышленную квоту, объясняют свою ориентированность на экспорт тем, что Мурманску не нужно так много рыбы. Но это совершенно не так, убежден заместитель председателя правления «Ассоциации прибрежных рыбопромышленников и фермерских хозяйств Мурмана» Сергей Махотин. В Мурманске работают 16 рыбоперерабатывающих фабрик, специализирующихся на треске и пикше, плюс еще 8 консервных цехов-фабрик, которые принимают охлажденную печень трески. Минувшей весной по просьбе комитета по рыбохозяйственному комплексу Мурманской области местные рыбофабрики подали заявки, согласно которым в год им необходимо в общей сложности более 80 тысяч тонн охлажденной трески и пикши в потрошеном и обезглавленном виде. Это означает, что для полной загрузки береговой рыбопереработки Мурманска прибрежная квота должна составлять не менее 119 тысяч тонн. Однако «океаническая» квота с 2008 года увеличились примерно в 2,2 раза, тогда как прибрежная уже седьмой год остается на уровне 15-20 тысяч тонн, формируется фактически по остаточному принципу и совершенно недостаточна.
Почему треска дороже курятины?
Именно этот дисбаланс приводит к тому, что в Заполярье волей-неволей создается искусственный дефицит охлажденной трески и пикши. Итог закономерен: в мурманских магазинах мороженая рыба стоит дороже, чем курица, причем наблюдаются очень значительные ценовые скачки в конце осени и зимой. В ноябре - декабре 2014 года в Мурманске треска и пикша стоила 140-145 рублей за килограмм, тогда как в январе - феврале она подорожала до 185-200 рублей за килограмм. Это объясняется тем, что к концу года «прибрежники» активно выбирали дополнительно выделенную им научную квоту и квоту третьих стран, а в начале года они работали не в полную силу. Кроме того, спрос на охлажденную рыбу растет постоянно - а значит, растет и цена. Например, в мае 2013 года килограмм охлажденной трески можно было купить за 68 рублей, в мае 2014-го - за 85, а в мае 2015-го - уже за 125 рублей. - Нам следовало бы брать пример с зарубежных стран, - считает Сергей Махотин. - Они в первую очередь удовлетворяют потребность собственных потребителей в рыбе, а затем уже продают ее за границу. Вот пример импортозамещения! А мы везем уловы на экспорт, а по том удивляемся: почему же в наших магазинах треска такая дорогая? Фактически
это европейские цены, которые были бы справедливы, если бы у наших потребителей были такие же европейские зарплаты. Рыбопромышленник приводит красноречивый пример востребованности охлажденной рыбы среди мурманчан. В 2013 году во время празднования Дня рыбака на одном из рынков Мурманска была устроена импровизированная ярмарка, где мороженая и охлажденная рыба продавалась без наценок. За «охлажденкой» сразу же выстроилась длинная очередь. Дошло до того, что покупатели чуть не подрались - пришлось даже вызывать наряд полиции. За мороженой рыбой очереди не было вообще. То, что «охлажденка» вкуснее и полезнее мороженой, давно поняли на Дальнем Востоке, где для местных предприятий прибрежного лова власти организуют торговые точки, отсекая многочисленных перекупщиков и не давая ценам взлетать слишком высоко - наценка там составляет порядка 5-10 процентов. И именно охлажденная рыба является наболее предпочтительным сырьем для рыбоперерабатывающих фабрик. Если перерабатывать мороженую рыбу, получается «двойной дефрост»: сначала рыба размораживается на фабрике, затем перерабатывается на филе, вновь замораживается и после этого поступает в торговые сети. «Охлажденка» же замораживается только один раз - уже в виде филе. Ее вкус и качество соответствуют самым высоким европейским стандартам, а себестоимость переработки вполне приемлема для того, чтобы оставаться доступной отечественному покупателю со средним достатком. Проблема лишь в ее количестве. Чем больше охлажденной рыбы, тем она дешевле, так как это скоропортящийся продукт. Его поставщик не может дожидаться благоприятной ценовой конъюнктуры, он должен продать рыбу как можно скорее. Кроме того, на стоимости «охлажденки» куда меньше сказывается курс доллара: рыбаки-«прибрежники» и их партнеры на берегу в своих расчетах ориентируются не на доллар, а на рубль. Нельзя недооценивать и то, что чем больше прибрежная квота, тем больше судозаходов в порт, налоговых отчислений и высокооплачиваемых рабочих мест. В последнее время нередко звучат предложения пересмотреть исторический принцип распределения квот. Безусловно, ни ««прибрежники» », ни ««океанисты»» не поддерживают эту точку зрения - развитие рыбохозяйственного комплекса страны началось именно в 2008 году, когда был введен этот принцип. Но сомневающихся вполне можно понять. Когда те, кто обеспечивает рыбой внутренний российский рынок, постоянно терпят всякого рода сложности, а экспортеры рыбы живут припеваючи - это ненормально, убеждены представители прибрежного промысла.
- Рыба - это национальное достояние, - добавил Сергей Махотин. - Нет, мы не требуем запретить экспорт, экономику невозможно регулировать запретами. Но я считаю, что российской рыбопродукцией в первую очередь и на максимально выгодных условиях должны обеспечиваться граждане России. Тем самым мы не будем зависеть от конъюнктуры цен внешнего рынка. Нельзя также забывать, что один рыбак дает работу девяти-десяти людям на берегу. В 2014 году стоимость всей охлажденной рыбопродукции, доставленной в Мурманск, составила 3 миллиарда 367 миллионов рублей. Из этих денег рыбаки оплатили товаров и услуг в порту Мурманск на 1 миллиард 127 миллионов рублей. Это значит, что небольшие рыбацкие суда, работая в пол силы, вносят огромный вклад в развитие экономики Мурманска и Мурманской области.
Алексей Михайлов, Мурманск
«Российская газета», 28 июля 2015 года (приложение «Экономика Северо-Запада»)

 

 

Поделиться: